Угроза убийством ст 119 УК РФ комментарий

Комментарий к ст. 119 УК РФ

1. Объективная сторона выражается в действии, а именно угрозе убийством или причинением тяжкого вреда здоровью. Если высказывается угроза иного характера (например, причинить средней тяжести или легкий вред, уничтожить или повредить имущество, ограбить или совершить надругательство), ответственность по ст. 119 исключается, поскольку содержание угрозы иное.

2. Угроза — способ психического воздействия, направленного на запугивание потерпевшего, чтобы вызвать у него чувство тревоги, беспокойства за свою безопасность, дискомфортное состояние. Способы выражения угрозы вовне могут быть различными (устно, письменно, жестами, явочным порядком или по телефону, непосредственно потерпевшему или через третьих лиц), для квалификации содеянного значения не имеют.

3. Выделяют такие обязательные черты угрозы, как конкретность и реальность. Подчас под конкретностью понимают ясность того, каким образом лицо намерено исполнить угрозу. Такая трактовка весьма спорная: достаточно ясности в том, что виновный угрожает лишением жизни, причинением тяжкого вреда здоровью. Реальность угрозы означает, что существуют достаточные основания опасаться приведения ее в исполнение. Такие основания должны возникнуть у потерпевшего. В этом случае цель угрозы считается достигнутой.

4. Распространенным является мнение, что переносить реальность угрозы целиком в плоскость субъективного ее восприятия потерпевшим неправомерно, надо учитывать все обстоятельства дела (характер взаимоотношений виновного и потерпевшего, серьезность повода для угрозы, личность угрожающего, наличие предметов, способных причинить серьезный вред, и т.д.).

5. В конкретных случаях угроза может быть произнесенной в запальчивости, когда и сам виновный, и потерпевший не придают ей серьезного значения. Поэтому важно установить, использовал ли виновный угрозу как средство давления на волю потерпевшего с намерением вызвать у него чувство страха, боязни, дискомфорта. При наличии этого угрозу следует считать реальной, даже если сам виновный приводить ее в исполнение не собирался, а лишь запугивал другое лицо.

6. Необходимо доказать, что, во-первых, у потерпевшего действительно существовали основания воспринимать угрозу как реальную, что подтверждает объективно истинность его утверждения о тревоге, дискомфорте и т.д. после ее высказывания виновным. Основанием для такого восприятия могут быть данные о личности угрожавшего, форма выражения угрозы и т.п. Свидетельскими показаниями можно установить ухудшение самочувствия потерпевшего (после угроз тот стал бледным, плохо засыпал, остерегался встреч с угрожавшим, жаловался на чувство страха, нередко вздрагивал и т.д.). Во-вторых, именно на такое восприятие своих угроз потерпевшим виновный рассчитывал. При наличии этих двух условий есть основания говорить о наказуемости поведения.

7. Спорен вопрос, можно ли считать угрозы, описанные в ст. 119, вариантом обнаружения умысла, за которое лишь в порядке исключения законодатель предусмотрел уголовную ответственность. Изложенное выше позволяет сделать вывод, что в статье речь идет не об обнаружении, а о реализации умысла на нарушение психической неприкосновенности личности, ее спокойствия путем запугивания, внушения чувства страха. Налицо деятельность, направленная на конкретный объект и производящая в нем вредные изменения, а не простое озвучивание преступных намерений.

8. Состав сконструирован по типу формального, поэтому преступление считается оконченным в момент выражения угрозы вовне (произнесения, передачи через знакомых потерпевшего и т.д.).

9. Если в угрозе обнаруживается возникшее решение об убийстве или причинении тяжкого вреда здоровью и виновный помимо заявления о замысле совершает какие-либо действия, направленные на реализацию заявленного намерения, содеянное квалифицируется не по ст. 119, а как приготовление либо покушение на соответствующее преступление (ст. ст. 105, 111 УК).

10. Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом, выражающимся в том, что лицо намеренно высказывает угрозы, рассчитанные на восприятие их потерпевшим как реальных, устрашающих, вызывающих чувство тревоги, опасности, и желает поступить таким образом.

11. Норма, предусмотренная ст. 119, является общей по отношению к некоторым другим, также устанавливающим ответственность за угрозы. Так, в ст. 296 УК говорится об угрозе в связи с осуществлением правосудия или производством предварительного расследования. В таком случае в соответствии с правилами квалификации при конкуренции применяется специальная норма (ст. 296 УК).

Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью может выступать способом совершения другого, более тяжкого преступления (разбоя, вымогательства, угона транспортного средства и т.д.). Согласно правилам квалификации при конкуренции части и целого предпочтение отдается целому, поэтому дополнительной квалификации деяния по ст. 119 УК не требуется.

Иная ситуация имеет место при реальной совокупности преступлений. В п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15.06.2004 N 11 «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 Уголовного кодекса Российской Федерации» обращено внимание, что если угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью была выражена после изнасилования с той, например, целью, чтобы потерпевшая никому не сообщала о случившемся, действия виновного надлежит квалифицировать дополнительно и по ст. 1191.

12. Ответственность за данное преступление дифференцирована (см. коммент. к п. «л» ч. 2 ст. 105).

Статья 119. Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью

1. Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы, —

наказывается обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

2. То же деяние, совершенное по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, а равно в отношении лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга, —

наказывается принудительными работами на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового либо лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Комментарий к Ст. 119 УК РФ

1. Угрозу убийством или причинением тяжкого вреда здоровью нельзя рассматривать как установление ответственности за преступления против жизни и здоровья со стадии обнаружения умысла. Речь идет о самостоятельном составе преступления, со своими объективными и субъективными признаками.

2. Опасность данного преступления состоит в создании для потерпевшего тревожной обстановки, страха за свою или своих близких жизнь и здоровье. Умышленное создание путем угрозы психотравмирующей ситуации, нарушающей душевное равновесие (психическое благополучие) человека, само по себе является посягательством на здоровье, независимо от намерения виновного приводить или нет в исполнение данную угрозу. Поэтому именно здоровье является объектом данного преступления.

3. Угроза может быть выражена в любой форме: устно, письменно, жестами, демонстрацией оружия и т.д. Важно, чтобы угроза была воспринята потерпевшим. Именно с этого момента преступление следует считать оконченным, если имелся разрыв во времени между высказыванием угрозы и ее восприятием. Например, в случае отправки письма угрожающего содержания по почте, передачи угрозы через третьих лиц либо с использованием электронных средств. Возможно покушение на это преступление, если угроза не достигла сознания потерпевшего по причинам, не зависящим от виновного.

С объективной стороны содержание угрозы по комментируемой статье 119 УК РФ составляет высказывание намерения лишить жизни или причинить тяжкий вред здоровью. Угроза уничтожением имущества либо причинением какого-нибудь иного вреда, а также неопределенная угроза не образуют состава данного преступления.

Ответственность за угрозу наступает, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы. При оценке реальности осуществления угрозы необходимо учитывать все обстоятельства конкретного дела: обстановку преступления, взаимоотношения виновного и потерпевшего и др.

Словесная угроза («убью», «зарежу») не всегда может быть воспринята как реальная. Недостаточно и субъективного мнения потерпевшего, что он считал угрозу реальной, опасался ее осуществления. Необходимо установить, в силу каких обстоятельств имелись основания опасаться осуществления этой угрозы.

Наиболее серьезным основанием следует считать высказывание этой угрозы в процессе совершения насильственных действий в отношении потерпевшего.

4. Преступление считается оконченным с момента высказывания угрозы или выражения угрозы в иной форме. Если же виновный не только высказывает угрозу, но и совершает действия, направленные на ее осуществление, его действия должны быть квалифицированы как приготовление к убийству или умышленному причинению тяжкого вреда здоровью или как покушение на совершение этих преступлений.

5. С субъективной стороны данное преступление предполагает прямой умысел. Виновный сознает, что высказывает угрозу и желает, чтобы эта угроза была воспринята потерпевшим как реальная. При этом не имеет значения, намеревался ли в действительности виновный осуществить свою угрозу и была ли угроза сопряжена с каким-либо требованием к потерпевшему.

6. В ч. 2 комментируемой статьи предусмотрен единственный квалифицирующий признак, идентичный п. «е» ч. 2 ст. 111 УК.

7. Психическое насилие в виде угрозы убийством или причинением вреда здоровью может служить способом совершения другого преступления, например, разбоя, вымогательства, изнасилования, насильственных действий сексуального характера, угона автомобиля . В этих случаях содеянное квалифицируется по соответствующей статье УК, а комментируемая статья 119 не применяется . Специальными нормами предусмотрена повышенная ответственность за угрозу в отношении определенной категории лиц, когда происходит посягательство не только на личность потерпевшего, но и на другой объект: правосудие, порядок управления, установленный порядок прохождения военной службы. В таких случаях ответственность наступает по ст. ст. 296, 309, 313, 318, 321, 333 УК, а комментируемая статья также не подлежит применению.
———————————
БВС РФ. 2008. N 5. С. 18 — 19.

Читать еще:  Ст 1005 ГК РФ с комментариями

Статья 119 УК РФ. Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью

Новая редакция Ст. 119 УК РФ

1. Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы, —

наказывается обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

2. То же деяние, совершенное по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, а равно в отношении лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга, —

наказывается принудительными работами на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового либо лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Комментарий к Статье 119 УК РФ

1. Объективная сторона выражается в активном поведении — действии, а именно угрозе убийством или причинением тяжкого вреда здоровью. Если высказывается угроза иного характера (например, причинить средней тяжести или легкий вред, уничтожить или повредить имущество, ограбить или совершить надругательство), ответственность по ст. 119 исключается, поскольку содержание угрозы иное. Только высказывание о намерении убить или причинить тяжкий вред здоровью запрещено диспозицией коммент. статьи.

2. Угроза — способ психического воздействия, направленного на запугивание потерпевшего, на то, чтобы вызвать у него чувство тревоги, беспокойства за свою безопасность, дискомфортное состояние.

3. Способы выражения угрозы могут быть разными (устно, письменно, жестами, явочным порядком или по телефону, непосредственно потерпевшему или через третьих лиц) и в плане квалификации содеянного безразличны.

4. Выделяют такие обязательные черты угрозы, как конкретность и ее реальность. Подчас под конкретностью понимают ясность того, каким образом лицо намерено исполнить угрозу. Такая трактовка весьма спорная: достаточно того, чтобы было ясно, угрожает виновный лишением жизни, причинением тяжкого вреда здоровью и т.д. Реальность угрозы означает, что существуют достаточные основания опасаться приведения ее в исполнение. Такие основания должны возникнуть у потерпевшего, и в этом случае цель угрозы считается достигнутой, дискомфорт — возникшим.

5. Распространенным является взгляд, согласно которому переносить реальность угрозы целиком в плоскость субъективного ее восприятия потерпевшим едва ли правомерно и надо учитывать все обстоятельства дела (характер взаимоотношений виновного и потерпевшего, серьезность повода для угрозы, личность угрожающего, наличие предметов, способных причинить серьезный вред и т.д.).

6. В конкретных случаях угроза может быть пустой, произнесенной в запальчивости, когда и сам виновный, и потерпевший не придают ей серьезного значения. Поэтому важно знать, использовал ли виновный угрозу как средство давления на волю потерпевшего с намерением вызвать у него чувство страха, боязни, дискомфорта. Если это установлено, угрозу следует считать реальной, даже если сам виновный приводить ее в исполнение не собирался, а лишь запугивал потерпевшего.

7. Необходимо доказать, что, во-первых, у потерпевшего действительно существовали основания воспринимать угрозу как реальную, что объективно подтверждает истинность его утверждения, что он испытал тревогу, дискомфорт и т.д. после высказывания виновным угрозы. Основанием для такого восприятия могут быть данные о личности угрожавшего, форма выражения угрозы и т.п. Подтверждающими могут быть и свидетельские показания об ухудшении самочувствия потерпевшего (скажем, после угроз тот стал бледным, плохо засыпал, остерегался встреч с угрожавшим, жаловался на чувство страха, нередко вздрагивал и т.д.). Во-вторых, именно на такое восприятие своих угроз потерпевшим виновный и рассчитывал. При наличии этих двух условий существуют основания говорить о наказуемости поведения.

8. Спорным представляется вопрос о том, можно ли считать угрозы, описанные в комментируемой статье 119 УК РФ, вариантом обнаружения умысла, за которое лишь в порядке исключения законодатель предусмотрел УО. Изложенное выше позволяет сделать вывод, что в статье речь идет не об обнаружении, а о реализации умысла, только не на убийство или причинение тяжкого вреда здоровью, не о намерении совершить именно такое преступление, а об умысле на нарушение психической неприкосновенности личности, ее спокойствия путем запугивания, внушения чувства страха. Налицо деятельность, направленная на конкретный объект и производящая в нем вредные изменения, а не простое озвучивание преступных намерений.

9. Состав преступления сконструирован по типу формального. Преступление считается оконченным (составом) в момент выражения угрозы вовне (произнесения, передачи через знакомых потерпевшего и т.д.).

10. Высказывание угрозы виновным может не преследовать цель запугивания, а обнаруживать возникшее решение об убийстве или причинении тяжкого вреда здоровью. В этом случае, если виновный помимо заявления о замысле совершает какие-либо действия, направленные на реализацию заявленного намерения, содеянное квалифицируется как приготовление либо покушение на соответствующее преступление (ст. 105, 111).

11. Субъективная сторона — прямой умысел — выражается в том, что лицо намеренно высказывает угрозы, рассчитанные на восприятие их потерпевшим как реальных, устрашающих, вызывающих чувство тревоги, опасности, и желает поступить таким образом.

12. Норма, предусмотренная коммент. статьей, является общей по отношению к некоторым другим нормам, также устанавливающим УО за угрозы. Так, ст. 296 УК говорит о наказуемости в связи с осуществлением правосудия или производством предварительного расследования. В таком случае в соответствии с правилами квалификации деяния при конкуренции норм предпочтение отдается специальной норме, т.е. ст. 296.

Во многих случаях угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью выступает способом совершения другого, более тяжкого преступления (разбоя, вымогательства, угона транспортного средства и т.д.). В соответствии с правилами квалификации при конкуренции части и целого предпочтение отдается целому, поэтому дополнительной квалификации по ст. 119 не требуется.

Иная ситуация возникает при реальной совокупности преступлений. В абз. 3 п. 11 Постановления Пленума ВС РФ от 15.06.2004 N 11 обращено внимание, что, если угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью была выражена после изнасилования или совершения насильственных действий сексуального характера с той, например, целью, чтобы потерпевшее лицо никому не сообщило о случившемся, действия виновного надлежит квалифицировать дополнительно и по ст. 119, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы.

13. Деяния относятся к категории преступлений небольшой тяжести.

Другой комментарий к Ст. 119 Уголовного кодекса Российской Федерации

1. Объективная сторона преступления состоит в действиях, представляющих собой психическое насилие и выражающихся в высказывании намерения убить другое лицо или причинить ему тяжкий вред здоровью.

2. Угроза может быть выражена устно, письменно, жестами, в средствах массовой информации, высказана непосредственно или передана через третьих лиц. В некоторых случаях угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью является способом совершения другого более тяжкого преступления и квалифицируется по соответствующей статье УК РФ (например, ст. ст. 120, 131, 132, 296 УК РФ и т.д.).

3. При угрозе отсутствует умысел на причинение смерти или тяжкого вреда здоровью, но имеются основания опасаться реализации этой угрозы. Обязательным условием наступления уголовной ответственности за угрозу убийством или причинения тяжкого вреда здоровью является реальность высказанной угрозы. Это означает, что потерпевший должен воспринимать угрозу как реальную, т.е. как намерение виновного через какое-то время реализовать ее.

4. Преступление считается оконченным с момента высказывания или совершения действий (жестов), воспринимаемых другим лицом как опасных для жизни или здоровья.

Статья 119. Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью

1. Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы , —
наказывается обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

2. То же деяние, совершенное по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, —
наказывается принудительными работами на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового либо лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Комментарий к статье 119 Уголовного Кодекса РФ

Объект угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью составляют общественные отношения, складывающиеся по поводу реализации естественного права каждого человека на жизнь и здоровье и обеспечивающие безопасность этих социальных благ. При угрозе убийством создается угроза причинения вреда отношениям, обеспечивающим безопасность жизни и реальный вред здоровью потерпевшего; при угрозе причинением тяжкого вреда здоровью последнее, с одной стороны, оказывается поставленным под угрозу, а с другой — претерпевает реальные вредные последствия. Потерпевшим может выступать любое лицо независимо от его возраста, состояния здоровья, способности осознавать смысл и значение угрозы и иных обстоятельств.

Читать еще:  Заполнение формы п 4 статистика пошаговая инструкция

Объективная сторона выражается в форме активных информационных действий — угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью. Состав преступления является формальным; последствия угрозы находятся за его рамками и не влияют на квалификацию. Преступление считается оконченным с момента высказывания или демонстрации угрозы независимо от того, когда она была воспринята потерпевшим.

Угроза представляет собой обнаруженное вовне и рассчитанное на запугивание потерпевшего информационное воздействие на его психику, выражающее субъективную решимость, намерение виновного причинить смерть или тяжкий вред здоровью. Способы осуществления угрозы могут быть различными: словесно, письменно, жестами, с помощью действий и т.д.; угроза может выражаться, в частности, в демонстрации оружия (п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое»). Общим является передача определенной информации об общественно опасном намерении субъекта.

Обязательным признаком угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью является ее реальность. Для признания угрозы реальной необходимо установить, что виновный совершил такие действия, которые давали потерпевшему основание опасаться ее осуществления, и что поведение виновного, его взаимоотношения с потерпевшим объективно свидетельствовали о реальности угрозы. Реальность угрозы устанавливается в каждом конкретном случае с учетом всех фактических обстоятельств дела. Следует учитывать как объективный критерий реальности (способ выражения, интенсивность угрозы, характер взаимоотношений виновного и потерпевшего, объективная ситуация угрозы, особенности личности виновного и т.д.), так и субъективное восприятие ее потерпевшим как реальной.

По содержанию угроза состоит в выражении намерения лишить жизни или причинить тяжкий вред здоровью. Ответственность за угрозы иного содержания (например, угрозы уничтожением имущества) в ст. 119 УК РФ не предусмотрена; такие угрозы влекут ответственность только в случае, если выступают способом совершения иного преступления (например, предусмотренного ст. 163 УК РФ). В тех случаях, когда виновный высказывает угрозы применения насилия, носившие неопределенный характер, вопрос о признании в действиях лица преступления, предусмотренного ст. 119 УК РФ, необходимо решать с учетом всех обстоятельств дела: места и времени совершения преступления, характера предметов, которыми он угрожал потерпевшему, субъективного восприятия угрозы, совершения каких-либо конкретных демонстративных действий и т.п. .

———————————
По аналогии с п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое».

Угроза может быть высказана как непосредственно самому потерпевшему, так и через третьих лиц. Важно, чтобы она была адресована конкретному человеку. Угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью в отношении неопределенного круга лиц не охватываются ст. 119 УК РФ, но при определенных обстоятельствах могут образовывать состав иного преступления (например, предусмотренного ст. 282 УК РФ).

Угроза может быть разовой или многократной. Неоднократные или систематические угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, адресованные одному человеку и осуществляемые с единым умыслом, не образуют совокупности преступлений и квалифицируются как единое продолжаемое преступление. Если угроза адресована двум или более лицам, содеянное квалифицируется как одно преступление при условии, что такая угроза выражает единое намерение субъекта преступления; в противном случае содеянное оценивается с учетом правил квалификации реальной совокупности преступлений.

Субъективная сторона рассматриваемого преступления характеризуется виной в форме умысла. Лицо, обладая свободой воли, угрожая убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, осознает общественно опасный характер своего деяния. Мотив угрозы (за исключением указанного в ч. 2 ст. 119 УК РФ) не имеет значения для квалификации.

Для правильной уголовно-правовой оценки важно установить цель угрозы, поскольку некоторые из них, изменяя содержание вины, могут указывать на наличие иного состава преступления (например, угроза убийством в целях сломить сопротивление жертвы изнасилования). Квалификации по ст. 119 УК РФ подлежит угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, которая не является элементом объективной стороны иного, более тяжкого преступления (например, изнасилования, разбоя и др.).

Субъект угрозы общий — физическое вменяемое лицо, достигшее шестнадцатилетнего возраста; лица в возрасте четырнадцати — пятнадцати лет ответственности за данное преступление не несут .

———————————
Определение Судебной коллегии Верховного Суда РФ по делу Бочанова // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. N 5.

Квалифицирующий признак угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью (ч. 2 ст. 119 УК РФ) идентичен в своем содержании аналогичному признаку убийства.

Если виновный, не ограничиваясь угрозой, совершает иные действия, направленные на создание условий для совершения убийства или причинения тяжкого вреда здоровью либо непосредственно направленные на совершение этих действий, ответственность наступает за приготовление или покушение на преступления, предусмотренные соответствующей частью ст. 105 или ст. 111 УК РФ.

Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью может выступать элементом объективной стороны иного насильственного преступления (например, неправомерного завладения автомобилем без цели хищения с угрозой применения насилия). В этом случае она не требует самостоятельной дополнительной квалификации.

Статья 119 УК РФ содержит общую норму об ответственности за угрозу убийством или причинением тяжкого вреда здоровью. Наряду с ней закон предусмотрел и специальные составы угрозы (например, в ст. ст. 296, 318 УК РФ). Возникающая конкуренция разрешается в соответствии с правилами ч. 3 ст. 17 УК РФ.

Другой комментарий к статье 119 УК РФ

1. Объективная сторона преступления состоит в действиях, представляющих собой психическое насилие и выражающихся в высказывании намерения убить другое лицо или причинить тяжкий вред его здоровью. Угроза может быть выражена устно, письменно, жестами, высказана непосредственно или передана через третьих лиц. В некоторых случаях указанная угроза является способом совершения другого, более тяжкого преступления и квалифицируется по соответствующей статье УК (например, ст. ст. 120, 131, 132, 296).

При угрозе отсутствует умысел на причинение смерти или тяжкого вреда здоровью, но имеются основания опасаться реализации этой угрозы.

2. Обязательным условием наступления уголовной ответственности за угрозу убийством или причинением тяжкого вреда здоровью является ее реальность. Это означает, что потерпевший должен воспринимать угрозу как намерение виновного через какое-то время реализовать ее.

3. Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом.

Остались вопросы по ст 119 УК РФ?

Получите консультации и комментарии юристов по статье 119 УК РФ бесплатно.

Вопросы можно задать как по телефону так и с помощью формы на сайте. Сервис доустпен с 9:00 до 21:00 ежедневно по Московскому времени. Вопросы, полученные в другое время, будут обработаны на следующий день. Бесплатно оказываются только первичные консультации.

Статья 119. Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью

1. Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы, —

наказывается обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

2. То же деяние, совершенное по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, а равно в отношении лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга, —

наказывается принудительными работами на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового либо лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Комментарий к ст. 119 УК РФ

Объект угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью составляют общественные отношения, складывающиеся по поводу реализации естественного права каждого человека на жизнь и здоровье и обеспечивающие безопасность этих социальных благ. При угрозе убийством создается угроза причинения вреда отношениям, обеспечивающим безопасность жизни и реальный вред здоровью потерпевшего; при угрозе причинением тяжкого вреда здоровью последнее, с одной стороны, оказывается поставленным под угрозу, а с другой — претерпевает реальные вредные последствия. Потерпевшим может выступать любое лицо независимо от его возраста, состояния здоровья, способности осознавать смысл и значение угрозы и иных обстоятельств.

Объективная сторона выражается в форме активных информационных действий — угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью. Состав преступления является формальным; последствия угрозы находятся за его рамками и не влияют на квалификацию. Преступление считается оконченным с момента высказывания или демонстрации угрозы независимо от того, когда она была воспринята потерпевшим.

Угроза представляет собой обнаруженное вовне и рассчитанное на запугивание потерпевшего информационное воздействие на его психику, выражающее субъективную решимость, намерение виновного причинить смерть или тяжкий вред здоровью. Способы осуществления угрозы могут быть различными: словесно, письменно, жестами, с помощью действий и т.д.; угроза может выражаться, в частности, в демонстрации оружия (п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое»). Общим является передача определенной информации об общественно опасном намерении субъекта.

Обязательным признаком угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью является ее реальность. Для признания угрозы реальной необходимо установить, что виновный совершил такие действия, которые давали потерпевшему основание опасаться ее осуществления, и что поведение виновного, его взаимоотношения с потерпевшим объективно свидетельствовали о реальности угрозы. Реальность угрозы устанавливается в каждом конкретном случае с учетом всех фактических обстоятельств дела. Следует учитывать как объективный критерий реальности (способ выражения, интенсивность угрозы, характер взаимоотношений виновного и потерпевшего, объективная ситуация угрозы, особенности личности виновного и т.д.), так и субъективное восприятие ее потерпевшим как реальной.

Читать еще:  Трудовой кодекс РФ оплата больничного листа

По содержанию угроза состоит в выражении намерения лишить жизни или причинить тяжкий вред здоровью. Ответственность за угрозы иного содержания (например, угрозы уничтожением имущества) в ст. 119 УК РФ не предусмотрена; такие угрозы влекут ответственность только в случае, если выступают способом совершения иного преступления (например, предусмотренного ст. 163 УК РФ). В тех случаях, когда виновный высказывает угрозы применения насилия, носившие неопределенный характер, вопрос о признании в действиях лица преступления, предусмотренного ст. 119 УК РФ, необходимо решать с учетом всех обстоятельств дела: места и времени совершения преступления, характера предметов, которыми он угрожал потерпевшему, субъективного восприятия угрозы, совершения каких-либо конкретных демонстративных действий и т.п. .

По аналогии с п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое».

Угроза может быть высказана как непосредственно самому потерпевшему, так и через третьих лиц. Важно, чтобы она была адресована конкретному человеку. Угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью в отношении неопределенного круга лиц не охватываются ст. 119 УК РФ, но при определенных обстоятельствах могут образовывать состав иного преступления (например, предусмотренного ст. 282 УК РФ).

Угроза может быть разовой или многократной. Неоднократные или систематические угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, адресованные одному человеку и осуществляемые с единым умыслом, не образуют совокупности преступлений и квалифицируются как единое продолжаемое преступление. Если угроза адресована двум или более лицам, содеянное квалифицируется как одно преступление при условии, что такая угроза выражает единое намерение субъекта преступления; в противном случае содеянное оценивается с учетом правил квалификации реальной совокупности преступлений.

Субъективная сторона рассматриваемого преступления характеризуется виной в форме умысла. Лицо, обладая свободой воли, угрожая убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, осознает общественно опасный характер своего деяния. Мотив угрозы (за исключением указанного в ч. 2 ст. 119 УК РФ) не имеет значения для квалификации.

Для правильной уголовно-правовой оценки важно установить цель угрозы, поскольку некоторые из них, изменяя содержание вины, могут указывать на наличие иного состава преступления (например, угроза убийством в целях сломить сопротивление жертвы изнасилования). Квалификации по ст. 119 УК РФ подлежит угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, которая не является элементом объективной стороны иного, более тяжкого преступления (например, изнасилования, разбоя и др.).

Субъект угрозы общий — физическое вменяемое лицо, достигшее шестнадцатилетнего возраста; лица в возрасте четырнадцати — пятнадцати лет ответственности за данное преступление не несут .

Определение Судебной коллегии Верховного Суда РФ по делу Бочанова // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. N 5.

Квалифицирующий признак угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью (ч. 2 ст. 119 УК РФ) идентичен в своем содержании аналогичному признаку убийства.

Если виновный, не ограничиваясь угрозой, совершает иные действия, направленные на создание условий для совершения убийства или причинения тяжкого вреда здоровью либо непосредственно направленные на совершение этих действий, ответственность наступает за приготовление или покушение на преступления, предусмотренные соответствующей частью ст. 105 или ст. 111 УК РФ.

Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью может выступать элементом объективной стороны иного насильственного преступления (например, неправомерного завладения автомобилем без цели хищения с угрозой применения насилия). В этом случае она не требует самостоятельной дополнительной квалификации.

Статья 119 УК РФ содержит общую норму об ответственности за угрозу убийством или причинением тяжкого вреда здоровью. Наряду с ней закон предусмотрел и специальные составы угрозы (например, в ст. ст. 296, 318 УК РФ). Возникающая конкуренция разрешается в соответствии с правилами ч. 3 ст. 17 УК РФ.

Судебная практика по статье 119 УК РФ

— 21 июля 2015 года приговором мирового судьи судебного участка г. Амурска и Амурского района Хабаровского края по ч. 1 ст. 119 УК РФ к 10 месяцам лишения свободы,
осужден:
— по ч. 1 ст. 222.1 УК РФ на 2 года лишения свободы со штрафом в размере 20000 рублей;

— по ч. 1 ст. 119 УК РФ к 9 месяцам лишения свободы;
— по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 17 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев.

Орлов Ю.А., . судимый 10 октября 2014 г. по ч. 1 ст. 119 УК РФ к наказанию в виде 300 часов обязательных работ,
осужден к лишению свободы: по п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ (хищение имущества А. и К.), с применением ч. 1 ст. 62 УК РФ на 8 месяцев; по п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ (хищение имущества Р. и К.), с применением ч. 1 ст. 62 УК РФ на 9 месяцев; по п. п. «а», «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ (хищение имущества Б.) на 10 месяцев; по п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ (хищение имущества Л.), с применением ч. 1 ст. 62 УК РФ на 11 месяцев; по п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ (хищение имущества Н.), с применением ч. 1 ст. 62 УК РФ на 1 год; по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ (хищение имущества Ч.), с применением ч. 1 ст. 62 УК РФ на 1 год 1 месяц; по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ (хищение имущества Г.), с применением ч. 1 ст. 62 УК РФ на 1 год 2 месяца; по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ (хищение имущества С.), с применением ч. 1 ст. 62 УК РФ на 1 год 3 месяца; на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, на 3 года 10 месяцев; на основании ч. 1 ст. 70, п. «г» ч. 1 ст. 71 УК РФ путем частичного присоединения к наказанию, назначенному по данному приговору, неотбытой части наказания по приговору от 10 октября 2014 г., окончательно на 3 года 10 месяцев 10 дней в исправительной колонии общего режима;

— 25 октября 2013 года по ч. 1 ст. 115, ч. 1 ст. 119 УК РФ к 1 году 2 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года;
— 27 декабря 2013 года по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 1 году 8 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года,

— ч. 1 ст. 119 УК РФ к 1 году;
на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно к 15 годам 6 месяцам в исправительной колонии строгого режима.

— по ч. 1 ст. 119 УК РФ к 1 году лишения свободы;
— по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 16 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год.
На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний назначено 16 лет 6 месяцев лишения свободы с ограничением свободы на 1 год.

ШВЕЦОВ П.В., . судимый 29.01.2015 г. по ст. 119 ч. 1 УК РФ к обязательным работам сроком на 110 часов. 09.04.2016 г. снят с учета по отбытии наказания, —
осужден к лишению свободы по:

по ч. 1 ст. 119 УК РФ (в отношении потерпевшей П.) — на 1 год лишения свободы,
по ч. 1 ст. 119 УК РФ (в отношении потерпевшего Ч.) — на 3 месяца лишения свободы.
На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний, окончательно назначено к отбытию 15 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 1 год, со штрафом в размере 1000 000 (сто тысяч) рублей и установлением ограничений и возложением обязанности предусмотренных ст. 53 УК РФ.

В ходе дальнейшего судебного разбирательства М. заявила ходатайство о прекращении уголовного дела в связи с примирением, пояснив, что Силин звонил ей, написал письмо, что он извинился, раскаялся в содеянном, и она претензий к нему не имеет, на основании чего судом было принято решение о прекращении уголовного дела по обвинению Силина по ч. 1 ст. 117, ч. 1 ст. 119, п. «в» ч. 2 ст. 127, ч. 1 ст. 139 УК РФ в связи с примирением сторон.

Как следует из заключений экспертов N . от 7 декабря 2015 года и N . от 8 августа 2016 года у Бондаревой Г.А. имеются колото-резаные ранения наружных поверхностей левого и правого бедер в результате воздействия острого колюще-режущего орудия (т. 1, л.д. 207, 213). В ходе судебного следствия было установлено, что на момент посещения дома С. у Бондаревой Г.А. имелось ранение правого бедра, которое ей причинил Мирасов А.Р. в ходе ссоры 6 ноября 2015 года. Из показаний Мирасова А.Р., данных в ходе предварительного расследования, оглашенных в судебном заседании и признанных судом соответствующими действительности, усматривается, что в результате потасовки с Г. Бондарева Г.А. сама поранила бедро ножом, о чем сообщила Мирасову А.Р., после чего он начал наносить удары потерпевшему. В связи с изложенным, доводы апелляционной жалобы осужденной Бондаревой Г.А. о том, что Г. нанес ей удар ножом, находившимся у нее в руке, о наличии в действиях погибшего Г. составов преступлений, предусмотренных статьями 115, 119 УК РФ, противоречат материалам уголовного дела.

КУЗНЕЦОВ В.В., . судимый 5 августа 1999 года по ст. ст. 119, 158 ч. 2 п. п. «а», «б», «в», «г» УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы, освобожден 3 июля 2002 года условно-досрочно на 3 месяца 6 дней; 25 июля 2013 года по ст. 228 ч. 1 УК РФ к 1 году лишения свободы,

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector