Содержание и основные особенности частноправового регулирования

Частноправовое регулирование: традиции и новации в современном праве

Лановая Галина Михайловна, доцент кафедры теории государства и права МосУ МВД России, кандидат юридических наук, доцент.

В статье доказывается, что традиционные для частноправового регулирования принципы, получившие обоснование в период древнеримской Античности, сегодня утрачивают значение организующих. Они остаются лишь идейными установками, что влечет за собой последствия, негативные для правовой практики.

Ключевые слова: право, частное право, правовое регулирование, действие права, правовая практика.

Private-law regulation: traditions and innovations in contemporary law

It is proved that the traditional private-regulation principles, which have a solid grounding in the period of Roman antiquity, today organizing lose value. They remain the only ideological attitudes that had an effect, negative for the legal practice.

Key words: law, private law, regulation, action of law, legal practice.

В правовой теории все чаще появляются суждения, в которых отмечаются серьезные изменения, произошедшие в частноправовом регулировании в последнее время. Как следствие, меняются и представления о различиях между частным и публичным правом. В этой связи вызывает интерес вопрос о том, какие традиционные принципы и механизмы частноправового регулирования по-прежнему действуют без существенных изменений и какие в нем обнаруживаются новации.

Базовыми принципами частноправового регулирования, заложенными еще в период формирования и развития римского права, выступают: во-первых, признание вторичности того, что предпочтительно с точки зрения общего блага, в сравнении с тем, что приносит пользу конкретному человеку; во-вторых, презюмирование самостоятельности и ответственности участников частноправовых отношений, их способности по собственной воле и инициативе приобретать и реализовывать права и обязанности; в-третьих, безусловное признание государством правил, установленных соглашением сторон, защита им интересов лица, потерпевшего от неисполнения договора, в случае предъявления им иска.

Содержание указанных принципов, равно как и другие моменты, характеризующие частноправовое регулирование в его классическом понимании, свидетельствует о том, что оно может осуществляться без посредничества государства при условии добросовестности и ответственности субъектов, которые сами по себе следствием властных усилий ни в какой ситуации не оказываются. Для возникновения частноправовых отношений достаточно, во-первых, обнаружения субъектами, притязания которых носят взаимный характер, друг друга, во-вторых, признания ими притязаний друг друга, в-третьих, согласования путей, способов и средств реализации притязаний, в-четвертых, совершения взаимных действий. Формальным основанием для возникновения частноправового отношения выступает индивидуальный правовой договор , который может найти свое документальное оформление или же быть выраженным в конклюдентных действиях.

Отечественными учеными индивидуальные правовые договоры чаще всего не рассматриваются в качестве «порождающих» нормы права. Однако убедительными представляются доводы тех исследователей, которые полагают, что такие договоры следует относить к источникам права (см.: Пугинский Б.И. Гражданско-правовой договор // Вестник Московского университета. 2002. N 2. С. 53 — 57; Воронина М.Ф. Договор как источник права (теоретико-правовой аспект): Автореф. дис. . к.ю.н. СПб., 2008. С. 14 — 15).

Основной формой государственно-властного участия в частноправовом регулировании выступает судебное разрешение споров (исковое производство) и обеспечение принудительного восстановления (компенсации) нарушенных прав, вытекающих из заключенных самими субъектами соглашений. Однако при этом частноправовое отношение объективно может развиваться без посредничества государства даже тогда, когда между его субъектами возникает спор (конфликт). Прежде всего, принудительное обеспечение права может осуществляться в форме самозащиты, основанием которой выступает несоблюдение ранее установленного соглашения. Кроме того, за защитой и восстановлением нарушенного права управомоченное лицо, располагающее доказательствами того, что его субъективное право, вытекающее из соглашения, было нарушено, может обратиться не только к государству, но и к другому авторитетному субъекту (например, к третейскому судье).

Современная практика регулирования, признаваемого частноправовым и действующими юридическими нормами, и правовой доктриной, и даже обыденным правосознанием, свидетельствует о том, что роль государства в нем принципиальным образом изменилась. Традиционные принципы при этом утрачивают значение организующих и сохраняются только в качестве идейных установок. О каких изменениях конкретно идет речь?

Во-первых, обязательной составляющей частноправового регулирования оказывается нормоустановление как процесс воспроизводства общеобязательных, формально определенных правил государством. В рассматриваемой сфере регулирования для государства наиболее значимой целью оказывается предупреждение конфликтов, а не создание условий для их разрешения. Помимо постепенного увеличения количества юридически закрепляемых обязательных условий гражданско-правовых договоров это обстоятельство подтверждается, например, существенным изменением роли судьи, фигура которого фактически оказывается менее значимой, чем фигура законодателя; расширением практики государственной регистрации гражданско-правовых сделок, а также имущественных и связанных с ними личных неимущественных прав; расширением функций нотариатов, а также — в некоторых странах — распространением на нотариальные акты того же режима принудительного исполнения, который действует в отношении судебных решений.

Во-вторых, договор из обязательного элемента механизма частноправового регулирования превращается в факультативный. На данное обстоятельство указывает, прежде всего, тот факт, что отношения, рассматриваемые в качестве частноправовых, а следовательно, и права и обязанности, составляющие содержание таких отношений, могут возникать непосредственно вследствие факта предусмотренности законом, а не на основе договора. При этом внедоговорные обязательства признаются бесспорной составной частью предмета частноправового регулирования.

В-третьих, для участников частноправовых отношений соблюдение определенной формы при совершении правореализационных действий становится не менее важным, чем содержание и конечные результаты таких действий. Несоблюдение юридически установленной формы оказывается основанием для признания неправомерности такого поведения, которое по своему содержанию не противоречит нормам договора и иных источников частного права.

В-четвертых, самообязывание как базовый механизм, обеспечивающий эффективность частноправового регулирования, заменяется контролем со стороны государства, сдерживанием от совершения противоправных действий потенциальной возможностью применения мер государственно-правового принуждения.

Фактически в современном гражданском праве и других частноправовых отраслях государство играет такую роль, которая превращает его в обязательный субъект (в третье лицо) практически любых отношений. Отношения, возникающие на основе договора, осуществляются в рамках, установленных государством, и под его контролем.

В целом механизм действия современного частного права вследствие специфической роли государства в регулировании соответствующей сферы приобретает по крайней мере некоторые черты, свойственные механизму действия полицейского права, и это обстоятельство позволяет констатировать «проникновение публичного права в частную сферу» . Заблуждением многими исследователями считается представление о преимущественно диспозитивном, а не императивном характере норм частного права . Нередко невозможным оказывается сделать однозначный вывод о частноправовой или публично-правовой принадлежности тех отраслей, которые ранее однозначно воспринимались в качестве отраслей частного права .

Коршунов Н.М. Конвергенция частного и публичного права: проблемы теории и практики. М., 2011. С. 8 — 9.
См.: Брагинский М.И. О нормативном регулировании договоров // Журнал российского права. 1997. N 1. С. 72; Иванов В.И. Модели поведения в частном праве // Актуальные проблемы частного и публичного права в свете теории конвергенции: Сборник научных статей. М., 2012. С. 107 и др.
Например, А.А. Кирилловых указывает, что «корпоративное право является подотраслью гражданского права». На этом основании названная подотрасль, очевидно, должна быть отнесена к числу частноправовых. Однако одновременно А.А. Кирилловых указывает, что «система корпоративного права РФ в широком смысле включает в себя институты гражданского, трудового, налогового, административного, финансового права постольку, поскольку эти отрасли затрагивают корпоративные правоотношения». Исходя из этого корпоративное право отраслью частного права все же признано быть не может (см.: Кирилловых А.А. Корпоративное право: Курс лекций. М., 2009. С. 25).

Следует подчеркнуть, что обозначенные проблемы оказываются актуальными не только для отечественной правовой науки и практики , и это обстоятельство само по себе указывает на то, что возникающие в сфере частноправового регулирования новации обусловливаются не культурными, политическими, идеологическими или иными особенностями развития конкретных государственно-правовых систем, а спецификой современного права и общими тенденциями его развития.

Фридмэн Л. Введение в американское право. М., 1992. С. 129; Цивилистические традиции под вопросом (по поводу докладов Doing Business Всемирного банка). М., 2007. С. IV — V и др.

Изменения, происходящие в организации и осуществлении частноправового регулирования в современном праве, связаны прежде всего с юридизацией последнего. Неуклонная юридизация всех существенных современных общественных отношений определяет то, что юридическое регулирование становится не только базовым, но и всеобъемлющим способом регулирования, несмотря на то что право тем не менее не становится тождественным действующему законодательству . В силу того, что юридическое право является публичным по существу , реализация в нем традиционных для частноправового регулирования принципов объективно оказывается невозможной.

См.: Лизикова И.И. Право: миф или реальность? // История государства и права. 2012. N 11. С. 6 — 7; Палазян А.С. Основные формы современного права. М., 2009. С. 25.
Малахов В.П. Мифы современной общеправовой теории. М., 2013. С. 74.

Следует также принять во внимание, что специфической чертой частноправового регулирования является то, что его логика предполагает признание большей значимости частных (а значит, изменчивых, ситуативных) интересов в сравнении с традициями. Традиция в широком смысле (как форма фиксации и передачи социокультурного опыта) тормозит развитие частноправовых отношений, поэтому вопрос о цивилистических традициях и об их сохранении становится неактуальным: о традициях в применении к рассматриваемой сфере оказывается возможным вести речь только в одном аспекте — понимая их предельно узко, как обыкновения делового оборота, обычаи, складывающиеся в отношениях конкретных субъектов. Как следствие, специфических механизмов, обеспечивающих сохранение классических моделей частноправового регулирования, основанных на традиционных для него принципах, не обнаруживается, и соответствующая область оказывается открытой для новаций.

Несмотря на то, что происходящие в частноправовом регулировании изменения обусловливаются объективными причинами и носят закономерный характер, их последствия в определенной мере оказываются негативными для правовой практики и общественной жизни в целом. В частности, поскольку директивные правила, устанавливаемые государством, зачастую мешают срабатывать закону экзистенционального эгоизма, определяющему поведение участников частноправовых отношений, постольку участники частноправовых отношений нередко их не соблюдают. Обычной становится практика, когда субъекты, помимо заключения соглашения, договариваются и о том, какие установленные государством юридические правила они не будут соблюдать (каким образом соответствующие правила будут ими обходиться). В результате возникают дополнительные возможности для злоупотреблений со стороны недобросовестных участников частноправовых отношений. Кроме того, возникает такая специфическая проблема, как избыточность норм, которая достаточно часто преодолевается простым обходом.

Поскольку субъекты права в силу существующих особенностей организации частноправового регулирования перестают ощущать свою самостоятельность, постольку они перестают быть ответственными. Это негативно сказывается не только на развитии частной сферы, но и становится фактором, способствующим росту популярности идеи социального государства, попытки реализовать которую на практике приводят к постепенному эволюционированию государств в патерналистские, к разрастанию и бюрократизации государственного аппарата, к усилению коррупции и иным негативным последствиям.

Длительные и сложные процедуры рассмотрения гражданско-правовых споров обусловливают то, что субъекты частноправовых отношений в случае возникновения между ними конфликтов реже обращаются в суд. Соответственно, все более широкое распространение получает практика разрешения таких конфликтов неправовыми методами. Кроме того, иск из метода обеспечения реализации условий договора нередко превращается в действенный способ добиться от государства силовой поддержки в осуществлении собственных интересов, т.е. реализовать последние вопреки правомерным интересам других лиц. Дополнительные и далеко не всегда оправданные соображениями практической целесообразности усилия тратятся не на то, чтобы обеспечивать действия механизмов частноправового регулирования, а на соблюдение формальных юридических установлений. В результате задачи, в действительности требующие властного вмешательства, остаются нерешенными.

Читать еще:  Смена шин на зимние по закону

Самой большой опасностью оказывается то, что исчезновение из правовой жизни частного, по существу, права способно привести к обезличиванию и механизации правовой жизни, выхолащиванию из нее даже признаков индивидуальности, а следовательно, и всего «человеческого».

В силу изложенных обстоятельств вопрос о сохранении системы частноправового регулирования в качестве реально функционирующей оказывается весьма значимым, особенно с учетом того, что исчезновение частного права из правовой жизни современного общества неизбежно компенсируется разрастанием теневого права, оппозиционного юридическому, в том числе и права криминального.

На практике осознание актуальности обозначенной проблемы, как правило, влечет за собой дальнейшие попытки оптимизировать существующие механизмы юридического регулирования. Однако поскольку такие попытки осуществляются без учета качественного своеобразия частного права и поскольку специфика юридического регулирования в принципе не оставляет возможности его учесть, постольку желаемого эффекта не наступает, неэффективность частноправового регулирования лишь возрастает. Значит, в современных условиях возникает потребность в поиске новых, более эффективных путей и способов решения существующей сложной проблемы.

Особенности гражданского права как частного права

Выявим особенности гражданского права как частного права.

Гражданское право, формируя базис частного права, регламентирует разнообразные отношения граждан и их коллективов преимущественно с учетом их частных интересов и особенностей.

Для этого гражданскому праву необходимо оформлять подобные взаимоотношения так, чтобы:

– их участники были в юридически равном положении друг к другу;

– признавалась их имущественная обособленность и самостоятельность;

– участники обладали бы достаточно широкой автономией (свободой) при выборе определенного варианта поведения.

Вышеперечисленные обстоятельства формируют особенности гражданско-правового (частноправового) регулирования.

К особенностям гражданского права следует отнести:

– наличие подавляющего числа диспозитивных и восполнительных норм;

– широкое применение возможностей саморегулирования, в том числе вероятность возникновения, изменения либо прекращения отношений по соглашению их сторон;

– применение разных оценочных категорий и понятий (добросовестное поведение, разумные сроки, мелкие бытовые сделки и т.д.);

– разрешение реализации аналогии закона и аналогии права и т.п.

Система подобного рода способов и приемов воздействия на регулируемые отношения и формирует специфику децентрализованной регламентации, которая свойственна частному праву.

В теоретической литературе её характеризуют как «дозволительный тип» правового регулирования, при котором преобладают законодательные дозволения и разрешения, а не запреты и предписания.

Вышеуказанные особенности гражданского права формируют содержание регламентирования отношений по принадлежности и использованию имущества, которые составляют основу гражданско-правовых взаимотношений.

Имущественные отношения отличаются многообразием и не всегда входят в сферу гражданско-правового (частноправового) регулирования.

Гражданско-правовое регулирование имущественных отношений преимущественно связано с обеспечением юридического равенства их участников, что формирует его первую особенность. В данном случае отсутствует властное подчинение одной стороной взаимоотношения другого субъекта.

Автономия воли участников гражданско-правовых отношений определяет другое принципиальное обстоятельство частноправовой сферы, что обеспечивает её самоорганизацию и саморегулирование. Только при её признании возможно свободное решение участниками вопросов вступления в определенные имущественные отношения или нет, а при вступлении определение второй стороны и условий возникновения отношений. По этой причине подобные решения они принимают самостоятельно и на свой риск. Согласно своим интересам они также самостоятельно определяют, использовать принадлежащие им права либо нет и т.д.

Участники гражданско-правовых отношений должны обладать имущественной самостоятельностью. Данное требование объясняется не только тем, что имущественные взаимоотношения представляют собой связи по поводу конкретного имущества, которое принадлежит определенным лицам, т.е. оно обособлено от имущества иных субъектов.

Для обеспечения участникам гражданских отношений возможности самостоятельно принимать решения об использовании своего имущества, присваивать полученный от участия в имущественных связях доход, отвечать по своим обязательствам перед иными сторонами, их имущественная самостоятельность должна быть максимальной. По этой причине они обычно и предстают в качестве частных собственников своего имущества.

В сферу регулирования гражданского (частного) права также включаются некоторые неимущественные отношения, которые связаны с особенностями присутствия некоторых частных неимущественных и нематериальных интересов. Например, это интересы человеческой личности как таковой (признание, честь, достоинство, тайна личной жизни и т.п.), а также интересы создателей разных нематериальных духовных благ (например, авторов произведений литературы, искусства, науки).

Природа и сущность указанных взаимоотношений также предполагает их частноправовое регулирование. Последнее предполагает наделение их участников равным юридическим статусом и признание автономии их воли в правовом оформлении своих отношений.

Таким образом, с позиции концепции о частном праве гражданское право следует определить как основную отрасль права, которая регулирует частные отношения собственников имущества, формирующиеся по инициативе их участников и преследующие цель удовлетворения частных интересов.

Частноправовое регулирование

Начало 2010 года послужило важной вехой в современной истории правового регулирования предпринимательской деятельности Российской Федерации — наступил новый этап формирования системы государственного регулирования предпринимательской деятельности — институт лицензирования заменен институтом саморегулирования в сфере строительства.

Известно, что интересы и цели государства и бизнеса в определенной степени нс совпадают, более того, в ряде случаев можно утверждать, что они имеют различные векторы. Достижение и сохранение в этих условиях сочетания интересов рассматриваемых сторон возможно не только путем предоставления льгот предпринимателям, но и путем привлечения во взаимоотношения государство-бизнес «независимого» звена, в качестве которого и выступают саморегулируемые организации.

Вопрос необходимости перехода части государственных функций к негосударственным организациям интересен и актуален в настоящее время. Для необходимости или целесообразности «передачи» таких функций автор рассмотрел вопрос «готовности» предпринимательского сообщества к принятию от государства части его функций, так как данная проблема является актуальной для практического применения саморс- гулируемых организаций.

Саморегулируемые организации реализуют функции, присущие только государству, а также функции, присущие само- регулируемым организациям в рамках гражданско-правовых отношений.

В данном случае удовлетворение публичных интересов представляет собой добросовестное исполнение договора строительного подряда субъектами саморегулирования, исполнение ими своих обязательств для соблюдения конституционных прав граждан. Пределы этих взаимоотношений, исходя из субъектов строительной сферы, рассматриваемых в работе, обусловлены, прежде всего, взаимоотношениями заказчика с подрядчиком. Правоотношения между указанными участниками строительной деятельности определяются не только конкретными функциями, установленными для них действующим законодательством.

Так, для сферы частноправовых отношений в строительстве существенная роль отводится договорному регулированию (договора строительного подряда, договора долевого строительства и др.), а также обычаям делового оборота. Общие положения об исполнении обязательств, установленные в ст. 309 ГК РФ, — исполнение надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства, требованиями закона и иных правовых актов, а при их отсутствии — в соответствии с обычаями делового оборота или обычно предъявляемыми требованиями, в полном объеме применимы к инвестиционным договорам в сфере строительства. Исполнение обязательств и обеспечение исполнения обязательств осуществляются на основании положений гл. 22 — 23 ГК РФ, которые применяются к любому договору независимо от его конкретного вида и предмета, при этом в разделе IV ГК РФ предусматриваются дополнительные гарантии надлежащего исполнения отдельных обязательств (применительно к строительному подряду это правила, установленные ст. 748 ГК РФ о контроле и надзоре заказчика за выполнением работ).

Основным элементом частного права в России следует признать наличие субъектов, обладающих между собой равенством при решении определенного круга вопросов, что порождает необходимость применения диспозитивных правовых норм для регулирования возникающих между ними отношений 20 . Данное обстоятельство обусловило внедрение в практику современного предпринимательского права единого с частным правом правового инструмента —договора, являющегося традиционным юридическим средством оформления соглашений, порождающих правовые последствия.

Большое влияние на договор строительного подряда оказывают нормы публичного законодательства и комплекс технических норм в строительстве. При этом государство, передавая публично-правовые функции саморегулируемым организациям, «расщепляет» их в частном интересе договорных взаимоотношений заказчика и подрядчика, трансформируясь в частно-публичный механизм правоотношений.

Примечательно, что при заключении договора подряда особого внимания требуют вопросы обозначения в нем вопроса качества выполняемой работы, и поэтому стоит полагать, что договор должен содержать в себе более точное описание конечного результата, а также критерии его оценки. Описание в деталях конечного результата произведенной работы предоставляет возможность заказчику предъявлять обоснованные

20 Поленина С. В. Взаимодействие системы права и системы законодательства в современной России // Государство и право. 1999. № 9. — С.9.

претензии к подрядчику и добиваться от него качественно выполненной работы.

Гражданско-правовые споры в арбитражных судах между субъектами строительной области в основном возникают вследствие неисполнения обязанности по задержке в оплате за работы и ненадлежащему выполнению строительных работ.

Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ (далее — ВАС РФ) в целях соблюдения единообразия судебной практики по договору строительного подряда подготовил информационное письмо от 24 января 2000 г. № 51 «Обзор практики разрешения споров по договору строительного подряда» [1] . Вместе с тем в настоящее время в судебно-арбитражной практике возникают различия единства правоприменительной по определению и реализации ответственности сторон при разрешении судами споров по договорам строительного подряда. По нашему мнению, правовая природа таких различий следует из неоднозначности доктрины в вопросах по договорам строительного подряда и неправильное её толкование судами.

  • [1] Обзор практики разрешения споров по договору строительного подряда: Информационное письмо от 24 января 2000 г. № 51 Президиума ВАС РФ //Вестник ВАС РФ. 2000. № 3.

Частноправовой метод регулирования общественных отношений

Автор работы: Пользователь скрыл имя, 18 Сентября 2013 в 17:50, контрольная работа

Краткое описание

Метод гражданско-правового регулирования — это совокупность способов, приемов, средств воздействия гражданского права на общественные отношения и на поведение лиц в этих отношениях.
Общественные отношения, регулируемые гражданским правом, носят взаимооценочный характер, а ее правильность зависит от юридического равенства сторон. Ни одна сторона не может навязывать другой стороне свою волю, то есть отношения господства и подчинения в гражданских правоотношениях недопустимы.

Вложенные файлы: 1 файл

Контрольная Гражданское пр..docx

1. Частноправовой метод регулирования общественных отношений.

Метод гражданско-правового регулирования — это совокупность способов, приемов, средств воздействия гражданского права на общественные отношения и на поведение лиц в этих отношениях.

Общественные отношения, регулируемые гражданским правом, носят взаимооценочный характер, а ее правильность зависит от юридического равенства сторон. Ни одна сторона не может навязывать другой стороне свою волю, то есть отношения господства и подчинения в гражданских правоотношениях недопустимы.

Итак, юридическое равенство сторон есть важнейшая черта гражданско- правового метода регулирования. Из этой основной особенности вытекает и ряд других взаимосвязанных признаков:

— автономия воли — никто не может навязывать свою волю другому лицу; — диспозитивность и альтернативность метода: суть заключается в том, что участники могут отойти от поведения, диктуемого диспозитивной нормой путем взаимного согласия при заключении договора, т.е. у них есть возможность выбора поведения;

Читать еще:  Трудовой договор на 6 месяцев образец

— обособление имущества: каждая сторона имеет свое имущество, отдельное от имущества другой стороны;

— возмездность гражданско-правового метода регулирования: для защиты нарушенных прав установлены такие способы, как признание прав, взыскание убытков, признание недействительным принятого нормативного акта, не соответствующего требованиям закона;

— гражданские права защищаются, как правило, в исковом порядке.

метод правового регулирования -способ воздействия юридических норм. 1

М.п.р. подразделяются на императивные и диспозитивные. Императивный метод — это способ властного воздействия на участника общественных отношений, урегулированных нормами права. Примером может служить административное или уголовное право. Диспозитивный метод — это способ регулирования отношений между участниками, являющимися равноправными сторонами. Он предоставляет им возможность выбирать форму своих взаимоотношений, урегулированных нормами права. Этот метод включает в себя три способа регулирования: а) дозволение совершить известные действия, имеющие правовой характер; б) предоставление определенных прав; в) предоставление лицам, участвующим в определенных взаимоотношениях, право выбирать вариант своего поведения.

Метод правового регулирования представляет собой комплекс правовых средств и способов воздействия на общественные отношения, составляющие предмет гражданского права. Метод — это совокупность приемов, способов воздействия на общественные отношения, совокупность юридических особенностей данной отрасли. Содержание метода правового регулирования предопределяется характером правовых регулируемых отношений; чтобы такое воздействие было эффективным и достигало результата, на который оно рассчитано, должны быть использованы средства и способы, которые соответствуют природе регулируемых отношений.* Поэтому в сфере частного права подлежат использованию методы, принципиально отличные от применяемых в сфере публичного права. В публичном праве, в силу его природы, господствуют методы власти и подчинения, властных предписаний (обязываний) и запретов, в частном праве характерны дозволение и правонаделение, дающие субъектам права возможность совершения инициативных юридических действий по самостоятельному использованию всего комплекса правовых средств и способов для удовлетворения своих потребностей и интересов. 2

Основной метод частноправового регулирования общественных отношений в гражданском праве раскрывается через следующие моменты:

характер правового положения участников регулируемых отношений;

особенности возникновения правовых связей между ними;

специфика разрешения возникающих конфликтов;

особенности мер принудительного воздействия на правонарушителей.

Экономическая независимость и самостоятельность участников гражданских правоотношений закрепляются путем признания их юридического равенства, составляющего основную характеристику метода гражданского права. Юридическое, а не экономическое (фактическое) равенство означает лишь отсутствие принудительной власти одного участника частноправовых отношений над другим, и в то же время это неравенство в содержании конкретных прав сторон (например, в отношениях займа должник, как правило, вообще не обладает никакими правами, поскольку на нем лежит лишь обязанность вернуть долг).

Самостоятельность и независимость участников, как правило, исключает возникновение между ними каких-либо правоотношений помимо их согласованной или общей воли. Поэтому наиболее часто встречающимся, однако не единственным основанием возникновения прав и обязанностей участников 3 гражданского оборота является договор — соглашение двух или нескольких лиц об установлении изменений или прекращении гражданских прав и обязанностей. 4

Предоставление сторонам права самим определять свои взаимоотношения и их содержание отражается в преобладании диспозитивных гражданско-правовых норм, позволяющих участникам самостоятельно избирать наиболее целесообразный для них вариант поведения и по своему усмотрению использовать или не использовать предоставляемые им гражданским правом средства защиты их интересов. Вместе с тем получение участниками 5 гражданского правоотношения необходимых результатов в виде удовлетворения тех или иных имущественных или личных неимущественных благ зависит прежде всего от их инициативы и умения организовать свои отношения, что несет в себе известный имущественный или коммерческий риск.

Независимость и равенство участников предполагает, что возникающие споры между ними разрешают только независимые от них органы, не связанные с ними организационно-властными, имущественными, личными или иными отношениями. Поэтому защита гражданских прав и разбирательство возникающих конфликтов предусматривают судебную защиту, которая осуществляется судами общей юрисдикции, арбитражными или третейскими судами.

С учетом преобладающего количества имущественных отношений гражданско-правовая ответственность, как и большинство других гражданско-правовых мер защиты, носит имущественный характер и состоит в возмещении убытков потерпевшей стороне или во взыскании в ее пользу иных сумм или имущества, как правило, в пределах, не превышающих размер убытков. Таким образом, гражданско-правовая ответственность носит компенсационный характер, который соответствует принципу эквивалентности, действующему в сфере стоимостных товарно- денежных отношений. Аналогично действуют нормы гражданского права и при нарушении личных неимущественных прав, когда потерпевшей стороне компенсируются имущественные убытки и возмещается моральный вред в денежной форме (ст. 151, 152 ГК РФ). Из анализа этих статей следует, что во всех случаях при посягательстве на честь, достоинство и деловую репутацию граждан их защита осуществляется судом. Поэтому установленное Законом «О средствах массовой информации» (СМИ) правило, согласно которому потерпевший должен предварительно обратиться с требованием об опровержении к СМИ, не может рассматриваться как обязательное, т.к. данная норма противоречит Гражданскому кодексу РФ. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 18 августа 1998 г. N 11 подтверждает, что согласно п. 1 и 7 ст. 152 ГК РФ гражданин вправе требовать по суду опровержение порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, а юридическое лицо — сведений, порочащих его деловую репутацию. При этом законом не предусмотрено обязательного предварительного обращения с таким требованием к ответчику, в том числе и в случае, когда иск предъявлен к средству массовой информации, 6 распространившему указанные выше сведения.

2. Поясните, официальным или неофициальным является толкование правовых норм:

а) в Комментарии к Гражданскому кодексу;

б) в телевизионной передаче из цикла «Человек и закон»; неофициальное толкование

в) в выступлении депутата Государственной Думы на городском митинге; неофициальное толкование

г) на приёме у адвоката в юридической консультации; неофициальное толкование

д) на лекции по гражданскому праву, прочитанной профессором юридического факультета МГУ; неофициальное толкование

е) в подзаконном нормативном акте, изданном во исполнение закона;официальное толкование

ж) в постановлении Пленума Верховного Суда РФ.

3. Используя ГК РФ, опишите формы пороков воли и случаи несоответствия воли и волеизъявления участников.

Как волевому акту сделке присущи психологические моменты. Поскольку сделка предполагает намерение лица породить определенные юридические права и обязанности, для совершения такого действия необходимо желание лица, совершающего сделку. Такое намерение, желание называют внутренней волей. Однако наличия только внутренней воли для совершения сделки недостаточно, необходимо ее довести до сведения других лиц. Способы, которыми внутренняя воля выражается вовне, называются волеизъявлением. Все способы выражения внутренней воли могут быть сгруппированы по трем группам: 7

1) прямое волеизъявление, совершаемое в устной или письменной форме.

2) косвенное волеизъявление имеет место в случае, когда от лица, намеревающегося совершить сделку, исходят такие действия, из содержания которых явствует его намерение совершить сделку. Такие действия называются конклюдентными (от лат. concludere — заключать, делать вывод). 8

3) изъявление воли может иметь место и посредством молчания. Однако такое выражение волеизъявления допускается только в случаях, предусмотренных законом или соглашением сторон.

Воля и волеизъявление в сделке. Воля и волеизъявление имеют значение для действительности сделки в их единстве. Для действительности сделки небезразлично и то, как формировалась воля лица. Необходимым условием является отсутствие каких-либо факторов, которые могли бы исказить представления лица о существе сделки или ее отдельных элементах (заблуждение, обман и т. п.) либо создать видимость внутренней воли при ее отсутствии (угроза, насилие и т.п.). Волеизъявление должно правильно отражать внутреннюю волю и довести ее до сведения участников сделки. 9

Сделки с пороками воли можно подразделить на сделки, совершенные без внутренней воли на совершение сделки, и сделки, в которых внутренняя воля сформировалась неправильно. Без внутренней воли совершаются сделки под влиянием насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной, а также гражданином, не способным понимать значение своих действий или руководить ими. Такие сделки признаются недействительными вследствие того, что воля самого лица на совершение сделки отсутствует, имеющее же место волеизъявление отражает не волю участника сделки, а волю какого-либо иного лица, оказывающего воздействие на участника сделки. 10

Насилие — физическое воздействие (избиение, истязание) на участника сделки со стороны его контрагента или выгодоприобретателя по заключаемой сделке. Необязательно, чтобы контрагент сам оказывал это воздействие; необходимо, чтобы он знал об этом и использовал это обстоятельство в своих интересах.

Угроза при признании сделок недействительными встречается более часто, чем насилие. Она представляет собой психическое воздействие на участника сделки, что также приводит к волеизъявлению при отсутствии внутренней воли. Не всякая угроза способна опорочить сделку, а лишь такая, которая объективно может воздействовать на участника сделки с целью понуждения его к ее заключению, т. е. существенная угроза. Для признания угрозы существенной обязательным условием является ее реальность, т.е. действительная возможность причинения значительного вреда участнику сделки либо его близким.

Злонамеренное соглашение представителя одной стороны с другой стороной также относится к сделкам, имеющим лишь волеизъявление при отсутствии внутренней воли. В сделках, совершаемых через представителя, последний не выражает собственную волю, его задача состоит в том, чтобы донести до контрагента волю представляемого. Вследствие злонамеренного соглашения воля представляемого не доводится и подменяется волей представителя, что и служит основанием недействительности этих сделок. 11

Сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения. Сделка, совершенная гражданином, впоследствии признанным недееспособным, может быть признана судом недействительной по иску его опекуна, если доказано, что в момент совершения сделки гражданин не был способен понимать значение своих действий или руководить ими. Если сделка признана недействительной на основании настоящей статьи, соответственно применяются правила, предусмотренные абзацами вторым и третьим пункта 1 статьи 171 настоящего Кодекса. 12 Сделки, в которых внутренняя воля сформировалась неправильно: обман, заблуждение, кабальные сделки. Обман — намеренное (умышленное) введение в заблуждение стороны в сделке другой стороной либо лицом, в интересах которого совершается сделка. Обман может быть не только направлен на искаженное представление о самой сделке, ее элементах, выгодности и т. п., но и затрагивать обстоятельства, находящиеся за пределами сделки, например мотив и цель. Действия недобросовестного контрагента могут выражаться как в активных действиях, например сообщение ложных сведений, представление поддельной справки о стоимости или ремонте вещи и т. п., так и в пассивных действиях (бездействии) — умолчание подрядчиком о дефекте изделия и т.п.

ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ЧАСТНЫХ ОТНОШЕНИЙ

ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА

Предмет, метод и источники гражданского права

Гражданское право — совокупность правовых нормы, определяющих положение частных лиц и правовой режим материальных и нематериальных благ, а также регламентирующих (как правило, диспозитивным методом) имущественные и неимущественные общественные отношения, основанные на принципах юридического равенства, автономии воли и имущественной самостоятельности их участников — отношения частных лиц, или частные отношения.

Читать еще:  Ходатайство о привлечении соответчика в гражданском процессе

Существенные акцепты, подлежащие расстановке в этом определении, суть следующие.

Предмет гражданского права — частные отношения. Частными называются общественные отношения, основанные на началах (1) свободы или автономии воли, (2) юридического равенства и (3) имущественной самостоятельности их участников.

Свобода (автономия) воли — заключается в возможности частного лица самостоятельно («по своему усмотрению», «исключительно и независимо от посторонних лиц», «своей волей и в своем интересе») определять факт, степень, продолжительность, способы и иные характеристики своего участия в общественных отношениях. Свобода проявляется в сознательном (волевом) выборе. Тот, кто сделал выбор, несет все его последствия, включая неблагоприятные — издержки, потери, убытки, ущерб, ответственность. Риск наступления таких последствий уравновешивается тем, что за сделавшим выбор частным лицом право признает исключительную возможность присвоения (то есть включения в состав своего имущества) всех прибылей, доходов и иных выгод своего поведения в соответствии со свободно сделанным им выбором. Вопрос же о целях, причинах и мотивах такого выбора остается исключительно частным делом. Никто не обязан объясняться, почему он вступил (или не вступил) в соответствующие отношения, почему вступил в них именно на этих, а не иных условиях и т.д.

Юридическое равенство — первая и самая главная граница в реализации свободы. Область свободы каждого частного лица заканчивается там, где начинается область свободы другого ему подобного, т.е. юридически равного с ним, частного лица. Цели, мотивы, устремления, помыслы и убеждения одного из них имеют не больше веса, чем цели, мотивы, побуждения и устремления другого; соответственно, никто из частных лиц не может навязать своей воли себе подобному (частному же) лицу, при том рассчитывая на поддержку закона. В этом и заключается юридическое равенство. Никто из частных лиц не может принудить частное же лицо к участию в определенных общественных отношениях или неучастию в них; никто не вправе вмешаться в определение условий этих отношений; никто не вправе решить за кого- либо, когда и как сложившиеся отношения изменить или прекратить.

Имущественная самостоятельность частных лиц заключается в том, что каждый из них принимает участие в распределении имущественных (в первую очередь материальных) благ на свои и чужие. Каждый участник имущественных гражданских отношений признается субъектом гражданских правоотношений, благодаря чему он получает возможность становиться обладателем своих собственных (к нему прикрепленных, присоединенных, приуроченных) субъективных прав. Имущественная самостоятельность выражается, во-первых, в частноправовом закреплении благ за определенным лицом, т.е. в их закреплении при помощи субъективных частных прав, во-вторых (не всегда, но очень часто) — в фактическом (физическом) обладании этими благами или контроле доступа к этим благам. То и другое недоступно произвольному постороннему вмешательству — отсюда двойственное наименование данного начала — неприкосновенность прав и имущественная самостоятельность.

Исторический опыт свидетельствует о том, что именно на перечисленных трех началах обыкновенно основывается подавляющее большинство имущественных отношений — отношений по поводу удовлетворения интересов, имеющих денежную оценку (имущественных интересов) и некоторые виды отношений неимущественных, а именно — отношения по поводу биологических и социальных условий индивидуализации личности, ее деятельности и ее результатов. Так, отношения, касающиеся владения и пользования имуществом, отчуждения и приобретения, наследования имущества, создания и использования результатов интеллектуальной деятельности, распоряжения ими, участия в коммерческих корпоративных организациях и др. — все это суть имущественные общественные отношения. Отношения же, касающиеся непосредственной правовой охраны принадлежности и использования таких нематериальных благ, как жизнь, здоровье, телесная неприкосновенность, способности к труду, а также отношения по поводу принадлежности и эксплуатации объектов так называемых личных прав (имени, фирменных наименований, других средств индивидуализации, состояний тайны личной жизни, коммерческой, медицинской, банковской и иной профессиональной тайн, условий формирования чести, достоинства, деловой репутации и т.д.) — есть отношения неимущественные. Будучи отношениями частными — основанными на началах свободы воли, юридического равенства и имущественной самостоятельности участников — они являются органическими составными частями предмета гражданского права.

Каким же образом гражданское право регулирует описанные частные отношения? что оно для этого делает? Метод гражданско-правового регулирования заключается в том, что гражданско-правовые нормы, оценивая те или иные общественные отношения, тот или иной тип социального поведения, исходят из признания и защиты рассмотренных выше принципов построения частных отношений — свободы, равенства и имущественной самостоятельности их участников. Законодательство (п. 1 ст. 1 ГК) конкретизирует это положение, указывая, что гражданское законодательство исходит из признания таких начал, как: (1) юридическое равенство участников регулируемых отношений; (2) неприкосновенность права собственности (и иных частных прав); (3) свобода договора (шире — свобода определения целей и мотивов реализации своих прав и правоспособности); (4) недопустимость произвольного вмешательства кого-либо в частные дела; (5) беспрепятственное осуществление прав; (6) обеспечение восстановления нарушенных прав (в первую очередь посредством их судебной защиты). Необходимым является также дополнение этого перечня принципом, упомянутым в п. 3 ст. 10 ГК, а именно — положением о (7) презумпции законности, разумности и добросовестности действий частных лиц — участников частных отношений.

Нормы гражданского законодательства должны постановляться и применяться в русле основных начал тех общественных отношений, которые регулируются гражданским правом. Признание и защита перечисленных «начал» сообщают способу воздействия гражданского права на общественные отношения (методу гражданско-правового регулирования) такую черту, из-за которой он стал называться диспозитивным., координационным или частноправовым. Почему так? Потому что государственное признание и общественная защита частноправовых начал организации общественных отношений подталкивают их участников к самоорганизации и саморегулированию таковых, договорному и корпоративному. Гражданско-правовые нормы обычно ограничиваются тем, что восполняют недостаточность самоорганизации и саморегулирования, либо подсказывают частным лицам, каким такое регулирование могло бы в том или другом случае быть.

Сказанное не нужно понимать в том смысле, что в гражданском праве нет места нормам, содержащим веления и запреты — императивным нормам. Они занимаются, впрочем, не столько оценкой (регулированием) общественных отношений, сколько их очерчиванием или характеристикой, постановкой им известных рамок или границ — субъектных, предметных (объектных) организационных, формальных, территориальных и временных. Ведь прежде, чем приступать к любой игре, нужно точно определить ее правила. Прежде, чем заводить речь о началах самоорганизации и саморегулирования, нужно очертить ту сферу, в которой они будут признаваться, указав, что именно (т.е. какие отношения, с чьим участием, по какому поводу и т.д.) планируется сделать предметом самоорганизации и саморегулирования. С подобными — постановочными — вопросами главным образом и имеют дело гражданско-правовые предписания, характеризуемые как императивные нормы. Но и после того, как «правила игры» установлены, очерчен круг общественных отношений, регулируемых гражданским правом, определены их субъекты и описаны объекты, государство обычно сохраняет за собой возможность в определенных случаях отказывать в признании начал самоорганизации и саморегулирования, навязывая частным лицам свою волю в категорической (императивной) форме. Долгое время считалось, что в так обычно делается в двух случаях: (1) в отношениях с правонарушителями и (2) при необходимости защиты слабой стороны частных отношений. Сегодня следует сказать иначе: императивные требования гражданского права обращаются по преимуществу к недобросовестным част- ньш лицамнедобросовестным участникам частных общественных отношений.

Источники гражданского права — это объективные формы внешнего (словесного) выражения гражданско-правовых норм.

Основное место в системе источников современного гражданского права занимают нормативные правовые акты — правовые акты, содержащие установленные государством общеобязательные правила поведения, адресованные неопределенному кругу лиц и рассчитанные на неопределенное число случаев применения. По субъектам своего принятия различают (1) национальные; (2) международные и (3) наднациональные нормативные правовые акты. К числу национальных нормативных правовых актов относятся: (а) акты непосредственного волеизъявления народа РФ (референдума), важнейшим из которых должна быть признана Конституция России; (б) законодательные акты (законы); (в) указы Президента и постановления Правительства РФ (подзаконные акты); (г) акты федеральных органов исполнительной власти (ведомственные).

Центральное место в системе законодательных актов — источников гражданского права современной России — занимает Гражданский кодекс Российской Федерации (далее ГК РФ или просто ГК). Он состоит из четырех частей. Первая часть (принята 30.11.1994 / вступила в силу с 01.01.1995) разбита на три раздела — (I) общие положения о гражданском законодательстве, возникновении гражданских правоотношений, защите прав, лицах, объектах гражданских правоотношений, сделках, представительстве и исковой давности (ст. 1—208); (II) о вещных правах (ст. 209—306) и (III) общие положения об обязательствах и договорах (ст. 307—453). Вторая часть (26.01.1996/01.03.1996) соответствует единственному разделу (IV) — об отдельных видах обязательств (ст. 454—1109). Третья часть (26.11.2001/01.03.2002) объединяет разделы (V) о наследственном (ст. 1110—1185) и (VI) о международном частном праве (ст. 1186—1224). Наконец, четвертая часть (18.12.2006/01.01.2008) заключает единственный раздел (VII), главным образом, об исключительных правах —правах на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (ст. 1225—1551).

Положения Гражданского кодекса развиваются и конкретизируются в более, чем 50 Федеральных законах, к которым отсылает сам ГК. Так, в п. 3 и 5 ст. 25 ГК ссылается на закон о несостоятельности (банкротстве, в п. 4 ст. 31 и др. нормах — на закон об опеке и попечительстве, в п. 4 ст. 47 — на закон об актах гражданского состояния, в п. 1 и сл. ст. 51 — на закон о государственной регистрации юридических лиц, в п. 3 ст. 87 и др. — на закон об обществах с ограниченной ответственностью, в п. 3 ст. 96 — на закон об акционерных обществах, в п. 2 ст. 106.1 — на закон о производственных кооперативах, п. 2 ст. 113 — на закон о государственных и муниципальных унитарных предприятиях и т.д. Все перечисленные, а также законы о государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним, о приватизации, обороте земель сельскохозяйственного значения, об ипотеке, Земельный и Жилищный кодексы, законы о поставках (закупках) товаров (работ и услуг) для государственных нужд, транспортные уставы и кодексы, законы о транспортно-экспедиционной деятельности, о страховании — уже приняты и успешно применяются. ГК и соответствующие ему Федеральные законы, образуют систему гражданского законодательства РФ.

Нормативным правовым актам противопоставляются акты индивидуальные — акты, обязательные только для тех, к кому они прямо обращены (адресованы). Индивидуальные правовые акты могут издаваться как (1) государственными органами, так и (2) частными лицами. К первому типу принадлежат индивидуальные акты органов (а) законодательной, (б) административной (исполнительной) и (в) судебной власти; ко второму— (а) акты изъявления воли индивидуальной, которые иначе называются сделками и (б) акты изъявления воли коллективной, т.е. корпоративные акты.

Правовые акты — нормативные и индивидуальные — объединяются под наименованием источников писаного гражданского права. Им противопоставляются источники права неписаного, к числу которых относятся (1) обычаи; (2) деловые обыкновения; (3) заведенный порядок; (4) положения цивилистической доктрины; (5) нормы актов так называемого «мягкого права» (soft law), иначе называемых также актами международной частноправовой унификации или актами NLM (new lex mercatoria).

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector