Имеет ли уголовно процессуальный закон обратную силу

Понятие и особенности обратной силы закона в уголовном праве

В уголовном праве существует понятие обратная сила уголовного закона. Оно означает, что принятие закона, предусматривающего смягчение наказания по определённой статье уголовного права, его полной отмене или изменении условий осуждения, распространяется не только на граждан, совершивших преступление после его принятия, но и на тех, в отношении которых ещё ведутся следственные действия или вынесен приговор, связанный с лишением свободы.

Норма является прямым следствием осуществления гуманизма в уголовных делах. Возникает коллизия законов, действия обвиняемого квалифицируются различно при совершении деяния и вынесении приговора. Применению подлежит норма права, санкции по аналогичным статьям которой лучше для положения обвиняемого, без учёта того, какая норма по времени действовала тогда и сейчас. Принятый правовой акт приводит к отмене уголовного преследования за указанное деяние, если оно перестало носить преступный характер.

Когда имеет

Согласна нормам ст. 45 ч.1 Конституции РФ равны права как лиц, находящихся под следствием, так и имеющих вынесенный обвинительный приговор.

Законодательством РФ предусмотрены случаи, в которых применяется обратная сила закона в уголовном праве.

К ним относятся:

  1. Принятие нового закона, устраняющего преступление по своей сути, то есть декриминализирующий его.
  2. Принятие нового закона, смягчающего наказание.
  3. Принятие нового закона, который улучшает положение уже осуждённых граждан.

В Уголовной практике РФ большое количество преступлений декриминализировано после принятия Уголовного кодекса РФ в 1996 году. Около 70 преступлений по кодексу РСФСР были отменены. Например, полностью исключено наказание за недонесение, нарушение государственной дисциплины цен, занятие запрещёнными видами индивидуальной деятельности и др.

В результате принятия нового нормативно-правового акта (НПА) деяние из преступного станет именоваться административным с применением санкций КоАП РФ, для несовершеннолетних изменится возраст уголовного преследования по конкретной статье, даётся корректива состава преступления.

По ряду статей предусмотренное наказание может быть смягчено. Новый закон снижает границы срока, предусмотренного к отбыванию наказания, смягчает его, отменяет дополнительные санкции. К примеру, в ст. 206 УК РСФСР предусматривалась уголовная ответственность за порчу имущества в общественном транспорте. Аналогом стала ст. 214 УК РФ — вандализм. Мера наказания ранее была жёстче и все приговоры подлежали смягчению с уменьшением верхней границы наказания.

Деяния могут исключаться из Особой части УК Российской Федерации и вноситься в Общую. Иногда происходит и обра́тный процесс. Если при переквалификации статьи наказание по ней предусмотрено в меньшем объёме, чем в ранее действующей редакции, речь идёт о частичной декриминализации.

Часто речь идёт и об уменьшении ответственности, что произошло с возможностью подвергнуть аресту несовершеннолетнего. Уменьшение числа лиц, которые не могут быть подвергнуты пожизненному заключению, становится основанием для смягчения приговора. Вновь принятые НПА часто устанавливают более мягкий режим содержания преступников в колониях.

Чтобы понять, имеет ли обратную силу уголовный закон, необходимо изучить его новые редакции и действующие во время совершённого деяния. При выявлении факта изменения НПА, речь идёт о применении более мягкой статьи.

В силу статьи 10 Уголовного кодекса РФ данная сила уголовного закона распространяет своё действие на две категории граждан, имеющие общее качества:

  • лица, которые совершили преступление, но на момент вынесения вердикта изменилась норма права по инкриминируемой статье (простая обратная сила);
  • осуждённые, отбывающие наказание, чей приговор официально вступил в силу. В этом случае обратную силу закона можно назвать ревизионной.

В отношении каждой группы обратная сила закона действует со своими процессуальными особенностями.

Если ведётся процесс или следствие, инкриминируемая статья по которому после возбуждения уголовного дела декриминализирована, то оно закрывается на любой стадии, так как подобное деяние стало отсутствовать в перечне преступных. Осуждённые подлежат освобождению. Различия есть при частичном изменением нормы права. В первом случае судья, выносящий приговор, в процессе судопроизводства переквалифицирует статью.

Чтобы понять, имеет ли обратную силу каждый принятый уголовный закон, надо обратиться к истории его изменений. Изменившийся НПА предполагающий более серьёзную меру ответственности, не применяется к более ранним случаям.

Расследование преступления связано с уголовно-процессуальным законом. Статья 4 УПК РФ оговаривает, что дело подлежит рассмотрению по нормам, действующим в момент рассмотрения дела в суде. Однако многочисленные Определения Конституционного суда указывают, что все коллизии права должны решаться в пользу обвиняемого. На вопрос имеет ли уголовно-процессуальный закон в стране обратную силу в Определении от 10.07.2013 №270-О даётся разъяснение, что УК и УПК РФ взаимно связаны. Поэтому не исключается возможность придать обратную силу всем актам, улучшающим положение осуждённого. Полную версию определения Верховного суда можно просмотреть с использованием правовой системы Консультант.

Какой уголовный закон имеет данную силу

Во второй части статьи 10 УК РФ прямо указывается на сокращения наказания, уже вынесенного судом, при изменении закона.

Сомнения появляются, если новый закон содержит как меры, смягчающие приговор, так и ужесточающие дополнительные санкции. Тогда говорят о частичной обратной силе закона.

В общих чертах это выглядит так: А. Обвиняется в преступлении, за которое на момент деяния ему могли дать от 4 до 6 лет ограничения свободы. В процессе следственных мероприятий по вновь принятой редакции закона, ему возможно дать наказание от 2,5 до 9 лет. Суд, вынося решение, может снизить нижнюю планку до 2,5 лет, но верхний предел останется на уровне 6 лет.

Многочисленность жалоб осуждённых на неверное использование нормы права при пересмотре их дел, привело к вынесению Постановления Конституционного суда от 20 апреля 2006 № 4-П. Целью стала проверка соответствия Конституции РФ ч. 2 ст. 10 УК РФ. Учитывает часто встречающиеся, распространённые проблемы, общий вопрос которых связан с применением ч.1 ст. 10 УК РФ, даётся пояснение по её правоприменительной практике.

Какие уголовные законы страны имеют обратную силу для осуждённых граждан понять просто. Все приговоры подлежат пересмотру, если применённый в них статьи изменены в сторону улучшения положения осуждённого, уменьшения срока.

Заявитель обращается в суд общей юрисдикции. Суть обращение — приведение вынесенного приговора в соответствии с редакцией Уголовного закона, действующей в момент подачи обращения, а не в момент его вынесения. Однако вынося вердикт по делу, суд учитывает две стороны процесса. Ограничение свободы является мерой наказания, необходимой для восстановления справедливости и искупления вины. Наказание не может быть снижено настолько, что потеряет свой смысл.

Пересмотр дела в кассационном или апелляционном порядке приводит к обязательному исследованию судом вопроса принятия новой редакции статьи закона.

Она может проявляться в разных аспектах:

  • освобождать от наказания, так как преступление перестало быть уголовным. Происходит по определению суда. Подсудность определяется местом фактического пребывания лица. Инициатором выступают как сам осуждённый, так и прокурор, наблюдательная комиссия администрации исправительного учреждения;
  • освобождать от наказания по той причине, что отбытый срок лишения свободы выше, чем максимально возможный по указанной статье в новой редакции закона;
  • замена условий отбывания наказания на более щадящие, например, при введении понятия отсрочки в связи с наличием малолетнего ребёнка;
  • появление оснований для изменения меры ответственности с реального лишения свободы на иные;
  • расширение условий условно-досрочного освобождения;
  • сокращение срока судимости.

На практике решения суда оказываются сложными и непредсказуемыми. Наиболее остро вопрос возникает, если новая статья содержит как посыл к смягчению наказания, так и к его увеличению.

Пример из практики

Судебная практика РФ обладает обширной коллекцией примеров вынесенных приговоров, апелляционных определения судов, использовавших ст. 10 УК РФ для смягчения приговора для обвиняемого.

Согласно приговору Центрального районного суда г. Сочи от 30.10.2017 Гавинчук Э.А. Совершила разбой по предварительному сговору с покушением на жизнь и здоровье человека, с целью хищения чужого имущества в крупном размере. Сумма ущерба составила 317694 рубля. На следствии преступлению дана квалификация по ч.3 ст. 162 УК РФ (в редакции ФЗ № 162-ФЗ от 08.12.2003). Деяние было совершено 03.02.2003. Согласно его нормам крупный размер хищения наблюдается при превышении в 500 раз стоимости МРОТ, на тот момент — это 390 тысяч. Суд в момент вынесения приговора переквалифицировал преступление на ст. 162 К РФ учитывая ст. 10 УК РФ.

Следуя нормам международного права, в Российской Федерации Уголовный кодекс предусматривает возможность использования более мягкой статьи закона в интересах обвиняемого или уже осуждённого лица. Применение может не только полностью освободить от ответственности, но и сделать условия пребывания в колонии более простыми, сократить срок пребывания в колонии.

Статья 4. Действие уголовно-процессуального закона во времени

При производстве по уголовному делу применяется уголовно-процессуальный закон, действующий во время производства соответствующего процессуального действия или принятия процессуального решения, если иное не установлено настоящим Кодексом.

Комментарий к статье 4 УПК РФ

1. Общее правило о том, что подлежит применению уголовно-процессуальный закон, действующий на момент проведения соответствующего процессуального действия, в виде исключения может быть ограничено Уголовно-процессуальным кодексом.

2. При применении мер уголовно-процессуальной ответственности должна применяться ст. 54 Конституции РФ, согласно которой закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы не имеет.

3. Если в уголовно-процессуальном законе срок введения его в действие не указан, применяется общее правило, согласно которому законы вступают в силу одновременно на всей территории РФ спустя 10 дней после их официального опубликования, за исключением случаев, когда знанию закона помешала непреодолимая сила.

4. Федеральный закон «О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» установил, что этот Кодекс вводится в действие с 1 июля 2002 г., за исключением отдельных указанных в нем положений, которые вступят в силу позже. Например, обыски и выемки в жилом помещении и некоторые другие процессуальные действия проводятся по судебному решению с 1 января 2004 г., а до этого сохраняли силу статьи прежнего УПК РСФСР 1960 г., устанавливающие прокурорский порядок санкционирования указанных процессуальных действий.

Читать еще:  Порядок составления протокола об административном правонарушении ГИБДД

5. Разъяснения Пленумов Верховного Суда РФ и СССР продолжают действовать в той части, которая не противоречит новому УПК.

В условиях, когда один уголовно-процессуальный кодекс заменяется другим, вопрос об обратной силе уголовно-процессуального закона приобретает особую актуальность. Если, например, жалоба по поводу незаконного ареста была подана в суд и принята к производству до 1 июля 2002 г., то она должна быть рассмотрена по правилам ст. ст. 220.1 и 220.2 УПК РСФСР, хотя новый Кодекс такое обжалование не предусматривает.

Если прокурор не участвовал в судебном разбирательстве, а после 1 июля 2002 г. в соответствии с новым УПК его участие обязательно, то применяется старый закон, т.е. разбирательство дела ведется в отсутствие прокурора. Такое решение диктуется тем соображением, что дело уже или почти рассмотрено и нет необходимости начинать его сначала с участием прокурора.

В других же случаях, когда какие-то процессуальные действия носят длящийся характер и их начало регламентировано прежним УПК, а продолжение и окончание — новым, применяется новый Кодекс.

Меры процессуального принуждения действуют в пределах срока, на который они были избраны, но после 1 июля 2002 г. их дальнейшее продление должно производиться в судебном порядке, т.е. в данном случае применяется новый закон, улучшающий положение обвиняемого (суд — более надежный гарант права обвиняемого на защиту, чем прокурор).

6. Юридическая сила постановления Конституционного Суда РФ о признании акта неконституционным не может быть преодолена повторным принятием этого же акта (ст. 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации»). Из этого следует, что новый УПК не может устанавливать правила и провозглашать идеи, признанные Конституционным Судом РФ противоречащими Конституции РФ. Таким образом, после принятия УПК продолжают оставаться в силе все постановления Конституционного Суда, касающиеся уголовного судопроизводства, а противоречащие им положения УПК, если таковые имеются, лишены юридической силы.

Другой комментарий к статье 4 Уголовно-процессуального Кодекса РФ

Независимо от того, когда совершено преступление, независимо от того, какой уголовный и уголовно-процессуальный кодексы действовали во время его совершения, возбуждение уголовного дела, его расследование и производство по уголовному делу в различных судебных инстанциях осуществляются по правилам, закрепленным в УПК, действующем в настоящее время («здесь и сейчас»). Комментируемый Кодекс введен в действие с 1 июля 2002 г. Это значит, что с самого начала суток 1 июля 2002 г. следственные и судебные действия по уголовным делам производятся по новому УПК независимо от того, когда эти дела возбуждены. Если производство по одному и тому же уголовному делу начато по одному УПК, а продолжено по другому — это нормальное явление (которого, однако, не может быть при применении уголовного закона). Смотрите Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 4 июня 2003 г. по делу Митрохина (Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. N 12. С. 13, 14).

Комментарии и консультации юристов по ст 4 УПК РФ

Если у вас возникли вопросы по статье 4 УПК РФ, вы можете получить консультацию юристов нашего сервиса.

Задать вопрос можно через форму связи или по телефону. Первичные консультации бесплатны и проводятся с 9:00 до 21:00 ежедневно по Московскому времени. Вопросы, полученные с 21:00 до 9:00, будут обработаны на следующий день.

Комментарий к СТ 4 УПК РФ

Статья 4 УПК РФ. Действие уголовно-процессуального закона во времени

Комментарий к статье 4 УПК РФ:

1. Комментируемая статья нередко понимается в том смысле, что уголовно-процессуальный закон никогда не имеет обратной силы, т.е. не предполагает изменения путем применения норм нового закона правоотношений, а также их последствий, возникших в период действия закона прежнего; и новый закон обладает так называемым немедленным действием, когда он приводит к возникновению юридических последствий только в связи с теми фактами, которые возникли после его вступления в действие. Однако необходимо признать, что формулировка ком. статьи допускает и прямо противоположное буквальное толкование, не исключая производства заново процессуальных актов, совершенных по прежнему закону, но противоречащих требованиям нового закона, действующего в момент производства процессуальных действий или принятия решений. При этом важно подчеркнуть, что подобная интерпретация данной темпоральной нормы применяется в судебной практике, в том числе Верховного Суда РФ.

Например, Определением Военной коллегии Верховного Суда РФ от 25.01.1994 из материалов уголовного дела по обвинению членов ГКЧП были исключены как недопустимые доказательства протоколы допросов подсудимых, произведенных в 1991 г. По мнению суда, неучастие защитников в ходе допросов подозреваемых явилось нарушением их права на защиту, делающим юридически ничтожными протоколы полученных допросов . Другими словами, новый закон, действовавший на момент принятия решения судом, иначе урегулировал вступление в уголовное дело защитника, и Военная коллегия придала этому закону обратную силу, признав ранее собранные без участия защитника доказательства недопустимыми. Вместе с тем в другом своем решении Президиум Верховного Суда РФ, напротив, признал допустимым протокол осмотра места происшествия, в котором участвовали несовершеннолетние понятые, так как на момент производства осмотра действовала ст. 135 УПК РСФСР 1960 г., которая не содержала запрета участия таких лиц в качестве понятых . Это решение можно интерпретировать в том смысле, что Верховный Суд РФ придал перспективную силу старому закону, применявшемуся в момент проведения следственного действия. Однако подобный подход также имеет уязвимую сторону, ибо упраздненные законодателем процессуальные нормы ни в коем случае не должны применяться .

См.: Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 21.01.2004 // БВС РФ. 2004. N 8.

См.: Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства: В 2 т. 4-е изд. СПб., 1912. Т. I. С. 66 — 67.

Представляется, что разрешить указанное противоречие можно, лишь признав, что вопрос о существовании объективного права следует отличать от вопроса о пределах существования субъективного процессуального права, ранее уже приобретенного участником процесса. Здесь было бы полезно вспомнить старую, ныне почти забытую, но общепринятую прежде концепцию, созданную Ф.К. Савиньи, развитую Ф. Лассалем и поддержанную И.Я. Фойницким. Согласно ей субъективные права, однажды приобретенные, по общему правилу сохраняют свою силу и после изменения условий их получения — по той простой причине, что приобретение права уже состоялось и на его существование не могут оказывать влияния новые обстоятельства и нормы, порождающие или устанавливающие иные условия для приобретения данного права . Другими словами, если лицо уже получило право, то последнее сохраняет свое значение и при таком изменении законодательства, при котором трансформируются условия его приобретения вновь, ибо эти новые условия (гипотеза нормы) неприменимы к правам уже приобретенным. Собственно говоря, это означает, что «закон, ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет». Как следует из статьи 54 (часть 1) Конституции РФ во взаимосвязи с ее статьями 18, 19 (части 1 и 2) и 55 (части 2 и 3), федеральный законодатель, осуществляя свои конституционные полномочия по введению в действие новых правовых норм и признанию утратившими юридическую силу прежних правовых норм, не вправе придавать обратную силу новым нормам, ухудшающим правовое положение обвиняемого, и неправомерно ограничивать субъективные процессуальные права, уже реализуемые в конкретных правоотношениях . Правда, обычно данное правило дополняют словами «если иное не оговорено законом», что имеет явно позитивистский смысловой оттенок. Напротив, доктрина Лассаля-Савиньи делает попытку увести концепцию обратной силы закона из позитивистского русла, уточняя, когда законодатель получает естественное право «оговорить иное», т.е. упразднить субъективные права. Предполагается, что это может иметь место лишь в исключительных случаях: во-первых, когда государство решается вообще упразднить то или иное право либо, во-вторых, так радикально преобразует условия его функционирования, что меняется самая сущность этого права. При этом законодатель воздействует уже не на субъективные права отдельного индивида, но стесняет сами пределы его свободы в определении субъективных прав. Только при этих условиях все ранее возникшие правоотношения подчиняются новой норме, а права, ранее приобретенные, утрачиваются, т.е. ухудшающий закон все же получает обратную силу. Таким образом, предлагался дифференцированный подход к приданию закону обратной силы в зависимости от масштаба и глубины юридических преобразований. Однако подобный подход, пытаясь освободиться от уз позитивизма, тем не менее продолжает платить ему некоторую дань, ибо оставляет без ответа важный вопрос: попадает ли «в точку» законодатель, упраздняя новым законом то или иное право, т.е. сумеет ли он сам поступить достаточно обоснованно и правомерно?

См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 19.04.2010 N 8-П // Вестник Конституционного Суда РФ. 2010. N 3.

Вместе с тем, оставаясь в рамках юридического анализа, судить о легитимности поведения законодателя под углом зрения эффективности и целесообразности его действий некорректно, ибо нельзя выходить за пределы юридических дефиниций, вторгаясь в область политологии, экономики или социологии и пытаясь объяснять юридические следствия неюридическими причинами. Связующим звеном права с политикой, экономикой, социологией служит понятие правовой типологии, которое позволяет улавливать естественную связь права с этими внешними для него факторами, причем не выходя за рамки юридических категорий. Так, выделение типов процесса внутри наиболее крупного разделения порядков судопроизводства на состязательный и инквизиционный опосредованно отражает меру их связи с либерально-демократическим и деспотическим типами политических режимов. Понятие состязательного типа уголовного процесса выражается через институты равенства сторон, независимого и беспристрастного суда, презумпции невиновности, непосредственности исследования доказательств, свободы оценки доказательств, устности и гласности судопроизводства. Инструментом выявления типологической сущности правовых явлений служит понятие правового института, под которым обычно понимают обособленную группу юридических норм, регулирующих однородные общественные отношения и входящих в соответствующую отрасль права. Основным свойством понятия правового института является его системный характер, в силу которого изъятие из соответствующей отраслевой системы любого из естественно составляющих ее правовых институтов либо их типологическое перерождение неизбежно меняют и типологическую принадлежность данной отрасли права, а значит, опосредованно и ее метаправовую, социально-политическую сущность. И напротив, сохранение должных институтов при прочих изменениях правового содержания не угрожает типологической чистоте отрасли. Таким образом, появляется возможность для корректного суждения о социально-политической сущности и силе актов законотворчества, остающегося в пределах юридических представлений. Из этого следует, что для прекращения субъективного права вследствие изменения законодательства должно иметь место не просто упразднение отдельного объективного права, но и типологически мотивированные отказ либо решительное преобразование всего правового института, который включал в себя данное право. Если же правовой институт в целом устоял, то отмена законодателем отдельного права или полномочия имеет значение лишь на будущее, т.е. новый закон не имеет обратной силы, а обладает только немедленным действием. При этом сохранение, ликвидация или трансформация правового института важны не сами по себе, а лишь как индикатор состояния типологической сущности права. Только изменение последней может оправдать прекращение и благоприобретенных субъективных, в том числе процессуальных, прав. Так, в одном из упоминавшихся выше случаев изменение новым законом требования к возрасту понятых, принимавших участие в следственном действии, не означает еще ликвидации самого института следственных действий, а главное, не меняет типологическую оценку уголовного процесса. Поэтому приобретенное стороной уголовного преследования по старому закону субъективное право проводить предъявление для опознания с понятыми, еще не достигшими совершеннолетия, сохранилось за ней и после введения в действие закона, который предусматривал такое участие, а полученные при этом доказательства будут считаться допустимыми. В этом смысле положение этой стороны не могло быть ухудшено новым законом. С другой стороны, допуск новым законом защитника к участию в первом допросе подозреваемого во многом восстанавливает на предварительном расследовании равенство сторон, а значит, существенно сдвигает индекс развития процесса в сторону от инквизиционного к состязательному типу. Таким образом, можно сделать вывод, что Верховный Суд РФ в приведенном ранее примере (дело ГКЧП) принял абсолютно правильное решение, признав недопустимыми показания подозреваемых, полученные согласно прежнему закону, без участия защитника. Ранее приобретенное субъективное полномочие следователя осуществлять допрос без защитника не могло в этом случае сохраняться, так как изменилось само типологическое значение института допроса.

Читать еще:  Получить инн через госуслуги пошаговая инструкция

Статья 4 УПК РФ. Действие уголовно-процессуального закона во времени (действующая редакция)

При производстве по уголовному делу применяется уголовно-процессуальный закон, действующий во время производства соответствующего процессуального действия или принятия процессуального решения, если иное не установлено настоящим Кодексом.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 4 УПК РФ

1. Комментируемая статья нередко понимается в том смысле, что уголовно-процессуальный закон никогда не имеет обратной силы, т.е. не предполагает изменения путем применения норм нового закона правоотношений, а также их последствий, возникших в период действия закона прежнего; и новый закон обладает так называемым немедленным действием, когда он приводит к возникновению юридических последствий только в связи с теми фактами, которые возникли после его вступления в действие. Однако необходимо признать, что формулировка ком. статьи допускает и прямо противоположное буквальное толкование, не исключая производства заново процессуальных актов, совершенных по прежнему закону, но противоречащих требованиям нового закона, действующего в момент производства процессуальных действий или принятия решений. При этом важно подчеркнуть, что подобная интерпретация данной темпоральной нормы применяется в судебной практике, в том числе Верховного Суда РФ.

Например, Определением Военной коллегии Верховного Суда РФ от 25.01.1994 из материалов уголовного дела по обвинению членов ГКЧП были исключены как недопустимые доказательства протоколы допросов подсудимых, произведенных в 1991 г. По мнению суда, неучастие защитников в ходе допросов подозреваемых явилось нарушением их права на защиту, делающим юридически ничтожными протоколы полученных допросов. Другими словами, новый закон, действовавший на момент принятия решения судом, иначе урегулировал вступление в уголовное дело защитника, и Военная коллегия придала этому закону обратную силу, признав ранее собранные без участия защитника доказательства недопустимыми. Вместе с тем в другом своем решении Президиум Верховного Суда РФ, напротив, признал допустимым протокол осмотра места происшествия, в котором участвовали несовершеннолетние понятые, так как на момент производства осмотра действовала ст. 135 УПК РСФСР 1960 г., которая не содержала запрета участия таких лиц в качестве понятых. Это решение можно интерпретировать в том смысле, что Верховный Суд РФ придал перспективную силу старому закону, применявшемуся в момент проведения следственного действия. Однако подобный подход также имеет уязвимую сторону, ибо упраздненные законодателем процессуальные нормы ни в коем случае не должны применяться.

Представляется, что разрешить указанное противоречие можно, лишь признав, что вопрос о существовании объективного права следует отличать от вопроса о пределах существования субъективного процессуального права, ранее уже приобретенного участником процесса. Здесь было бы полезно вспомнить старую, ныне почти забытую, но общепринятую прежде концепцию, созданную Ф.К. Савиньи, развитую Ф. Лассалем и поддержанную И.Я. Фойницким. Согласно ей субъективные права, однажды приобретенные, по общему правилу сохраняют свою силу и после изменения условий их получения — по той простой причине, что приобретение права уже состоялось и на его существование не могут оказывать влияния новые обстоятельства и нормы, порождающие или устанавливающие иные условия для приобретения данного права. Другими словами, если лицо уже получило право, то последнее сохраняет свое значение и при таком изменении законодательства, при котором трансформируются условия его приобретения вновь, ибо эти новые условия (гипотеза нормы) неприменимы к правам уже приобретенным. Собственно говоря, это означает, что «закон, ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет». Как следует из статьи 54 (часть 1) Конституции РФ во взаимосвязи с ее статьями 18, 19 (части 1 и 2) и 55 (части 2 и 3), федеральный законодатель, осуществляя свои конституционные полномочия по введению в действие новых правовых норм и признанию утратившими юридическую силу прежних правовых норм, не вправе придавать обратную силу новым нормам, ухудшающим правовое положение обвиняемого, и неправомерно ограничивать субъективные процессуальные права, уже реализуемые в конкретных правоотношениях. Правда, обычно данное правило дополняют словами «если иное не оговорено законом», что имеет явно позитивистский смысловой оттенок. Напротив, доктрина Лассаля-Савиньи делает попытку увести концепцию обратной силы закона из позитивистского русла, уточняя, когда законодатель получает естественное право «оговорить иное», т.е. упразднить субъективные права. Предполагается, что это может иметь место лишь в исключительных случаях: во-первых, когда государство решается вообще упразднить то или иное право либо, во-вторых, так радикально преобразует условия его функционирования, что меняется самая сущность этого права. При этом законодатель воздействует уже не на субъективные права отдельного индивида, но стесняет сами пределы его свободы в определении субъективных прав. Только при этих условиях все ранее возникшие правоотношения подчиняются новой норме, а права, ранее приобретенные, утрачиваются, т.е. ухудшающий закон все же получает обратную силу. Таким образом, предлагался дифференцированный подход к приданию закону обратной силы в зависимости от масштаба и глубины юридических преобразований. Однако подобный подход, пытаясь освободиться от уз позитивизма, тем не менее продолжает платить ему некоторую дань, ибо оставляет без ответа важный вопрос: попадает ли «в точку» законодатель, упраздняя новым законом то или иное право, т.е. сумеет ли он сам поступить достаточно обоснованно и правомерно?

Вместе с тем, оставаясь в рамках юридического анализа, судить о легитимности поведения законодателя под углом зрения эффективности и целесообразности его действий некорректно, ибо нельзя выходить за пределы юридических дефиниций, вторгаясь в область политологии, экономики или социологии и пытаясь объяснять юридические следствия неюридическими причинами. Связующим звеном права с политикой, экономикой, социологией служит понятие правовой типологии, которое позволяет улавливать естественную связь права с этими внешними для него факторами, причем не выходя за рамки юридических категорий. Так, выделение типов процесса внутри наиболее крупного разделения порядков судопроизводства на состязательный и инквизиционный опосредованно отражает меру их связи с либерально-демократическим и деспотическим типами политических режимов. Понятие состязательного типа уголовного процесса выражается через институты равенства сторон, независимого и беспристрастного суда, презумпции невиновности, непосредственности исследования доказательств, свободы оценки доказательств, устности и гласности судопроизводства. Инструментом выявления типологической сущности правовых явлений служит понятие правового института, под которым обычно понимают обособленную группу юридических норм, регулирующих однородные общественные отношения и входящих в соответствующую отрасль права. Основным свойством понятия правового института является его системный характер, в силу которого изъятие из соответствующей отраслевой системы любого из естественно составляющих ее правовых институтов либо их типологическое перерождение неизбежно меняют и типологическую принадлежность данной отрасли права, а значит, опосредованно и ее метаправовую, социально-политическую сущность. И напротив, сохранение должных институтов при прочих изменениях правового содержания не угрожает типологической чистоте отрасли. Таким образом, появляется возможность для корректного суждения о социально-политической сущности и силе актов законотворчества, остающегося в пределах юридических представлений. Из этого следует, что для прекращения субъективного права вследствие изменения законодательства должно иметь место не просто упразднение отдельного объективного права, но и типологически мотивированные отказ либо решительное преобразование всего правового института, который включал в себя данное право. Если же правовой институт в целом устоял, то отмена законодателем отдельного права или полномочия имеет значение лишь на будущее, т.е. новый закон не имеет обратной силы, а обладает только немедленным действием. При этом сохранение, ликвидация или трансформация правового института важны не сами по себе, а лишь как индикатор состояния типологической сущности права. Только изменение последней может оправдать прекращение и благоприобретенных субъективных, в том числе процессуальных, прав. Так, в одном из упоминавшихся выше случаев изменение новым законом требования к возрасту понятых, принимавших участие в следственном действии, не означает еще ликвидации самого института следственных действий, а главное, не меняет типологическую оценку уголовного процесса. Поэтому приобретенное стороной уголовного преследования по старому закону субъективное право проводить предъявление для опознания с понятыми, еще не достигшими совершеннолетия, сохранилось за ней и после введения в действие закона, который предусматривал такое участие, а полученные при этом доказательства будут считаться допустимыми. В этом смысле положение этой стороны не могло быть ухудшено новым законом. С другой стороны, допуск новым законом защитника к участию в первом допросе подозреваемого во многом восстанавливает на предварительном расследовании равенство сторон, а значит, существенно сдвигает индекс развития процесса в сторону от инквизиционного к состязательному типу. Таким образом, можно сделать вывод, что Верховный Суд РФ в приведенном ранее примере (дело ГКЧП) принял абсолютно правильное решение, признав недопустимыми показания подозреваемых, полученные согласно прежнему закону, без участия защитника. Ранее приобретенное субъективное полномочие следователя осуществлять допрос без защитника не могло в этом случае сохраняться, так как изменилось само типологическое значение института допроса.

Читать еще:  Выявление очередности по банкротству гражданское право

Имеет ли уголовно процессуальный закон обратную силу

Статья 159 УПК РФ. Обязательность рассмотрения ходатайства

159Новая редакция Ст. 159 УПК РФ

1. Следователь, дознаватель обязан рассмотреть каждое заявленное по уголовному делу ходатайство в порядке, установленном главой 15 настоящего Кодекса.

2. При этом подозреваемому или обвиняемому, его защитнику, а также потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику или их представителям не может быть отказано в допросе свидетелей, производстве судебной экспертизы и других следственных действий, если обстоятельства, об установлении которых они ходатайствуют, имеют значение для данного уголовного дела.

2.1. Защитнику не может быть отказано в участии в следственных действиях, производимых по его ходатайству либо по ходатайству подозреваемого или обвиняемого, за исключением случая, предусмотренного частью третьей статьи 11 настоящего Кодекса. Неявка защитника, своевременно извещенного о месте и времени производства следственного действия, не является препятствием для его производства.

2.2. Лицам, указанным в части второй настоящей статьи, не может быть отказано в приобщении к материалам уголовного дела доказательств, в том числе заключений специалистов, если обстоятельства, об установлении которых они ходатайствуют, имеют значение для данного уголовного дела и подтверждаются этими доказательствами.

3. В случае полного или частичного отказа в удовлетворении ходатайства следователь, дознаватель выносит постановление.

4. Постановление об отказе в удовлетворении ходатайства может быть обжаловано в порядке, установленном главой 16 настоящего Кодекса.

Комментарий к Статье 159 УПК РФ

1. Под подозреваемым, обвиняемым и его защитником, а также потерпевшим и его представителем, гражданским истцом, гражданским ответчиком или их представителем в к.с. понимаются лишь лица, которые таковым статусом обладают с позиции уголовно-процессуального закона. Указанный в к.с. перечень лиц, которые вправе заявить ходатайство, не является исчерпывающим (см. об этом комментарий к ст. 119 УПК РФ).

2. Участники уголовного процесса могут заявлять различные ходатайства об установлении обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения уголовного дела, в любой момент производства предварительного расследования, в том числе при ознакомлении с материалами уголовного дела по его окончании.

3. Нарушением уголовно-процессуального закона, которое может привести к отмене приговора, признается необоснованный отказ в удовлетворении заявленных участниками уголовного процесса ходатайств об установлении обстоятельств, имеющих значение для дела, если эти обстоятельства не могут быть установлены судом.

4. Отказ следователя в удовлетворении ходатайства может быть обжалован заявителем руководителю следственного органа, отказ руководителя следственного органа — руководителю вышестоящего следственного органа, отказ дознавателя (начальника подразделения дознания) в удовлетворении ходатайства может быть обжалован прокурору. Соответствующий отказ любого из перечисленных должностных лиц также в настоящее время может быть обжалован в суд.

5. См. также комментарий к ст. ст. 73, 120 — 125 УПК РФ.

Уголовные дела частно-публичного обвинения

Дела данной категории также как и уголовные дела частного обвинения могут быть возбуждены только по заявлению потерпевшего, но в отличие от них в связи с примирением прекращены быть не могут.

Еще одно отличие заключается в том, что если по делам частного обвинения выдвигать и поддерживать обвинение вправе сам потерпевший, то по делам частно-публичного обвинения данное полномочие присуще только следователю, дознавателю и прокурору.

К уголовным делам частно-публичного обвинения отнесены дела по:

  • ч. 1 с.131 УК РФ (изнасилование);
  • ч. 1 ст. 132 УК РФ (насильственные действия сексуального характера);
  • ч. 1 ст. 137 УК РФ (нарушение неприкосновенности частной жизни);
  • ч. 1 ст. 138 УК РФ (нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений);
  • ч. 1 ст. 139 УК РФ (нарушение неприкосновенности жилища);
  • ст. 145 УК РФ (необоснованный отказ в приеме на работу или необоснованное увольнение беременной женщины или женщины, имеющей детей в возрасте до трех лет);
  • ч. 1 ст. 146 УК РФ (нарушение авторских и смежных прав);
  • ч. 1 ст. 147 (нарушение изобретательских и патентных прав).
  • ст. 159-159.6 (все составы мошенничества), ст. 160 (присвоение или растрата), ст. 165 (причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием) в случаях, если они совершены:
  1. индивидуальным предпринимателем в связи с осуществлением им предпринимательской деятельности и (или) управлением принадлежащим ему имуществом, используемым в целях предпринимательской деятельности;
  2. членом органа управления коммерческой организации в связи с осуществлением им полномочий по управлению организацией либо в связи с осуществлением коммерческой организацией предпринимательской или иной экономической деятельности, за исключением случаев, если преступлением причинен вред интересам государственного или муниципального унитарного предприятия, государственной корпорации, государственной компании, коммерческой организации с прямым участием в уставном (складочном) капитале (паевом фонде) государства или муниципального образования либо если предметом преступления явилось государственное или муниципальное имущество.

Мы уже отмечали, что дела частного и частно-публичного обвинения возбуждаются не иначе, как по заявлению потерпевшего. Однако из этого правила есть исключение.

Если вышеуказанные преступления совершены в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы руководитель следственного органа, следователь, а также дознаватель с согласия прокурора возбуждают уголовное дело и при отсутствии заявления потерпевшего или его законного представителя. К иным причинам законодатель также случай совершения преступления лицом, данные о котором на момент возбуждения уголовного дела не известны.

Порядок возбуждения уголовного дела

Возбуждение уголовного дела частного обвинения и частно-публичного обвинения

Как отмечалось выше, уголовные дела о преступлениях частного обвинения возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего или его законного представителя:

При этом уголовные дела в отношении конкретного лица возбуждаются путем подачи потерпевшим или его законным представителем заявления в мировой суд.

Однако если данные о лице, совершившем преступление потерпевшему не известны, то мировой судья отказывает в принятии заявления к своему производству и направляет указанное заявление руководителю следственного органа или начальнику органа дознания для решения вопроса о возбуждении уголовного дела, о чем уведомляет лицо, подавшее заявление.

На практике граждане, в отношении которых совершены преступления «по горячим следам» обращаются с заявлением не в суд, а в органы полиции.

Далее события развиваются следующим образом. Сотрудник, осуществляющий предварительную проверку заявления, установив, что в действиях лица, в отношении которого оно подано, содержаться признаки состава преступления, передает материал проверки мировому судье судебного участка, на территории которого произошло преступление. Соответственно о принятом решении он должен уведомить заявителя.

Заявитель, узнав, что дело передано в суд, удовлетворенный принятым решением, ждет вызова в суд. Но его никто никуда не вызывает. Что произошло?

Не соблюден порядок подачи заявления, предусмотренный ст.318 УПК РФ.

Заявление о возбуждении уголовного дела частного обвинения, адресованное мировому судье, должно содержать:

  • наименование суда, в который оно подается;
  • описание события преступления, места, времени, а также обстоятельств его совершения;
  • просьбу, адресованную суду, о принятии уголовного дела к производству;
  • данные о потерпевшем, а также о документах, удостоверяющих его личность;
  • данные о лице, привлекаемом к уголовной ответственности;
  • список свидетелей, которых необходимо вызвать в суд;
  • подпись лица, его подавшего.

Заявление подается в суд с копиями по числу лиц, в отношении которых возбуждается уголовное дело частного обвинения. При этом заявитель предупреждается об уголовной ответственности за заведомо ложный донос в соответствии со ст. 306 Уголовного кодекса Российской Федерации, о чем в заявлении делается отметка, которая удостоверяется подписью заявителя.

Одновременно мировой судья разъясняет заявителю его право на примирение с лицом, в отношении которого подано заявление.

С момента принятия судом заявления к своему производству, о чем выносится постановление, лицо, его подавшее, является частным обвинителем.

Если поданное заявление не отвечает вышеуказанным требованиям, мировой судья выносит постановление о возвращении заявления лицу, его подавшему. В постановлении судья предлагает ему привести заявление в соответствие с указанными требованиями и устанавливает для этого срок. В случае неисполнения данного указания мировой судья отказывает в принятии заявления к своему производству и уведомляет об этом лицо, его подавшее.

Если в заявлении отсутствуют сведения о лице, привлекаемом к уголовной ответственности (если данные о нем заявителю не известны), мировой судья должен отказать в принятии заявления к своему производству и направить указанное заявление руководителю следственного органа или начальнику органа дознания для решения вопроса о возбуждении уголовного дела.

Возбуждение уголовного дела публичного обвинения

Поводами для возбуждения уголовных дел публичного обвинения наряду с заявлением потерпевшего могут быть иные сообщения о преступлениях (например, явка с повинной, рапорт об обнаружении признаков преступления).

Если в ходе предварительной проверки заявления и сообщения о преступлении будет установлены основания для возбуждения уголовного дела публичного обвинения, лица, осуществляющее предварительное следствие иили дознание, выносят постановление о возбуждении уголовного дела.

В постановлении о возбуждении уголовного дела должны быть указаны следующие сведения:

  • дата, время и место его вынесения;
  • сведения о лице, которым оно вынесено;
  • повод и основание для возбуждения уголовного дела;
  • пункт, часть, статья Уголовного кодекса Российской Федерации, предусматривающие преступление, в связи с которым возбуждается уголовное дело.

Копия постановления о возбуждении уголовного дела должна быть незамедлительно направлена прокурору.

В заключение следует отметить, что кроме руководителя следственного органа, следователя и дознавателя, правом возбуждать уголовные дела законодатель наделил следующих лиц:

  • капитанов морских или речных судов, находящихся в дальнем плавании;
  • руководителей геолого-разведочных партий или зимовок, начальников российских антарктических станций или сезонных полевых баз, удаленных от мест расположения органов дознания;
  • глав дипломатических представительств или консульских учреждений Российской Федерации.

В случае возбуждения уголовного дела о начатом расследовании указанные лица должны незамедлительно уведомить прокурора.

P.S. Посмотрите это видео. О том, как необходимо себя вести, если вас обвиняют в совершении преступления, которого вы не совершали, рассказывает адвокат Дмитрий Ефремов.

Кража УК РФ. Ложное обвинение в краже что делать

СИДОРОВ АНАТОЛИЙ СТАНИСЛАВОВИЧ,
адвокат тел: +7(904)8768419,
e-mail: advokatsidorov@mail.ru

Внимание! Представленная на сайте информация может утратить актуальность в связи с изменением законодательства.
С уважением, адвокат в Краснодарском крае Сидоров А.С.

Следующая статья: Предварительное следствие
Предыдущая статья: Отказ в возбуждении уголовного дела

Рубрика: Участникам уголовного судопроизводства
Метка: Уголовное судопроизводство

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector