Алеаторные сделки в гражданском праве

Алеаторные сделки

Алеаторная сделка есть многосторонняя или двусторонняя срочная сделка, содержащая действия субъектов игры в рамках правил, направленные на определение позиции спорящих в отношении наступления/ненаступления условия объективной реальности, либо создания своими действиями предпосылок для наступления/ненаступления вне зависимости от воли сторон подобных условий, влекущих установление, изменение или прекращение имущественных прав и обязанностей в отношении выигрыша, объекта безосновательного обогащения.

В цивилистической науке имеют место споры относительно того, как понимать алеаторные сделки: в качестве сделок или в качестве договора. Так, по мнению М.И. Брагинского, договор шире, нежели сделка, но первый есть двух-, многосторонняя сделка[1]. Из существующего дуализма договора – юридического факта и договора – оформления сделки путем выражения и согласования воль сторон разрешим, применительно к алеаторным сделкам, так: употреблением термина алеаторный договор-сделка.

Касательно расшифровки термина «алеаторный», то корень «аlea» означает азартную игру, игральную кость, производное алеатор (aleator) есть азартный игрок. Следовательно, представляется более корректным отграничить алеаторные сделки от собственно рисковых по причине риска особого характера – он создается искусственно. Подобный вид сделок есть разновидность рисковых сделок, алеаторные правоотношения (отношения по поводу игр и пари) являются одним из видов «рисковых» правоотношений и соотносятся с ними как видовое и родовое понятия[2].

Риск из алеаторной сделки имеет особое содержание:

— неизвестно заранее, кто из субъектов сделки при наступлении/ ненаступлении определенных условий станет кредитором, а кто – должником, риск – обоюдный[3];

— риск, то есть равная потенция выигрыша и проигрыша, ставится в зависимость от определенного заранее, до совершения сделки, заключения договора условия. Ставится под сомнение лишь наступление/ ненаступление условия. «Обозначенная ситуация ставит получение выгоды в зависимость от обстоятельств не подчиненных воле участников правоотношения и соответственно налагает на них определенную долю риска», — как справедливо определил В.А. Запорощенко[4];

— риск из алеаторных сделок не приводит к оптимизации распределения материальных благ в аспекте предпринимательской, хозяйственной деятельности, так как основан на слепом случае, но не справедливом участии в торгово-хозяйственном обороте.

В гражданском законодательстве играм и пари уделяется глава 58: «проведение игр и пари». Интересно отметить, что до введения в действие второй части ГК РФ алеаторные сделки практически не имели серьезного правового регулирования. Однако ни в статье 1062 ГК РФ, ни в статье 1063 ГК РФ мы не сможем найти дефиницию подобных сделок, а тем более договоров проведения игр и пари. В науке гражданского права существуют разногласия по поводу отнесения игр и пари только к сделкам, либо к особым видам договоров. Однако сам ГК РФ в п. 1 статьи 1063 указывает, что отношения между организатором игр и пари и участником основаны на договоре. Налоговый Кодекс РФ дает определение именно договора о проведении игр и пари в ст. 364. Так, «азартная игра есть основанное на риске соглашение о выигрыше, заключенное двумя или несколькими участниками между собой либо с организатором игорного заведения (организатором тотализатора) по правилам, установленным организатором игорного заведения (организатором тотализатора). Пари представляет собой «основанное на риске соглашение о выигрыше, заключенное двумя или несколькими участниками между собой либо с организатором игорного заведения (организатором тотализатора), исход которого зависит от события, относительно которого неизвестно, наступит оно или нет». 4.Несмотря на данное разделение, в цивилистической науке присутствуют споры о соотношении игр и пари, которое есть порождение неточности п.1 ст. 1063. Законодатель, указывая субъектов договора, организаторов лотерей, тотализаторов и других основанных на риске игр, а также участников игр, в последнем случае подводит под понятие игры как лотерею, что оправдано, так и пари, что сомнительно. Разрешая подобную неточность, А.М. Эрделевский утверждал, что «понятие игра включает в себя понятие пари и собственно игра». Из данного положения он вывел определение договора об игре в широком смысле: «договор об игре – это основанное на риске соглашение ее участников о получении одним или несколькими из них выигрыша в зависимости от неизвестного заранее результат игры». Контрдовод приводил в свое время М.Ю. Нэруш: «понятие пари шире по своему объему, чем понятие игр, можно дать следующее определение пари: это договор, по условиям которого каждая из сторон, обязуется в случае правильности утверждения другой стороны относительно наступления определенного, но неизвестного сторонам события уплатить в пользу другой стороны определенную сумму денег, или совершить иное действие»[5]. Следует все же согласиться с первым положением, однако, внеся некоторые корректировки. Подводя итог спорной проблеме о соотнесении игры и пари в качестве родового или видового договоров, представляется необходимым указать на саму формулировку п. 1 ст. 1063 ГК РФ, где лотереи, тотализаторы приравниваются к «основанным на риске играм», напомню, что тотализатор есть разновидность пари.

Обязательства из игр и пари в большинстве своем носят натуральных характер, то есть гражданин, заключая договор игры и пари, лишается права исковой зашиты. Однако сделано исключение для требований лиц, принявших участие в играх и пари под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения их представителя с организатором игр или пари, а также в случае невыплаты выигрыша организатором, что порождает право требования возмещения убытков, причиненных нарушением договора. Формулировка ст. 1062, ст. 1063 ГК РФ, в частности п. 3 и п. 5, представляется некорректной. Исходя из ст. 1062 ГК РФ, требования граждан и юридических лиц, связанные с организацией игр и пари с участием в них, не подлежат судебной защите, кроме, исключая указанные выше случаи, положений п. 5 ст. 1063. Однако п. 5 гласит, что только в случае неисполнения организатором игр указанной в пункте 4 настоящей статьи обязанности участник, выигравший в лотерее, тотализаторе или иных играх, вправе требовать от организатора игр выплаты выигрыша, а также возмещения убытков, причиненных нарушением договора со стороны организатора. Таким образом, положение п. 3 ст. 1063 о том, что в случае отказа организатора игр от их проведения в установленный срок участники игр вправе требовать от их организатора возмещения понесенного из-за отмены игр или переноса их срока реального ущерба, при буквальном толковании нормы не подлежит судебной защите. Однако представляется необходимым и истинным распространить действие формулировки п. 5 «нарушение договора со стороны организатора» на положение п. 3, то есть на «отказ организатора о проведения игр в установленный срок» и «отмену игр и перенос срока». Не подлежат защите требования граждан и юридических лиц, связанные с участием в играх и пари, организация и проведение которых осуществлялась гражданами без соответствующего разрешения, с участием в лотереях, организация которых осуществлялась индивидуальным предпринимателем. Представляется необходимым распространить право судебно защиты на все случаи неисполнения обязанности законным организатором или нарушения прав игрока, в том числе указать на применимость условий о ничтожности к алеаторных сделкам. Договор об играх и пари, заключенный с лицом, не достигшим 18 лет ничтожен, как и в месте, не предназначенном для проведения игр и пари, кроме лотерей.

Спорна и природа лотерейного билета. Так, согласно ст. 142, ценной бумагой является документ, удостоверяющий с соблюдением установленной формы и обязательных реквизитов имущественные права, осуществление или передача которых возможны только при его предъявлении. Применительно к лотерейному билету следует признать, что он отвечает требованиям положения вышеприведенной статьи: имеет установленную эмитентом письменную форму, законодательно обозначенный открытый перечень реквизитов, причем удостоверяет право на участие в лотерее. Представляется возможным определить лотерейный билет как ценную бумагу под условием, которое определяет возможность осуществления основных прав на получение выигрыша по ценной бумаге, но не зависит от воли, как кредитора, так и должника. Лотерейный билет имеет двоякую природу правооформляющего и правоустанавливающего документов, которая определяет его как ценную бумагу лишь с момента установления выигрышности. При заключении договора лотереи именно билет является письменным подтверждением данного юридического факта, но право требования проведения игры возникает не из билета, а самого договора.

Касательно характеристики договора игр и пари, то он является консенсуальным, так как права и обязанности наступают с момента достижения соглашения, например, лотерея (покупка лотерейного билета есть выражение акцепта), или реальным – с момента, когда игроки сделали ставки, то есть сформировали банк. Возмездность презюмируется, однако существует такое явление, как стимулирующая лотерея, то есть право на участие в которой не связано с внесением платы и призовой фонд которой формируется за счет средств организатора лотереи.

Договор игры и пари является двусторонне-обязывающим, то есть игрок, делая ставку, вступает в игру, следовательно, соглашается на обязанность соблюдения условий игры с целью определения победителя. Касательно обязанности организатора, то она заключается в выплате выигрыша. Односторонне-обязывающим данный договор может являться в случае пари, когда обязанность, выплаты выигрыша, лежит на организаторе. По мнению И.В. Елисеева[6], алеаторный договор нельзя рассматривать в качестве публичного по причине того, что он не относится к оказанию услуг по проведению игр и пари, но в полной мере следует признать договором присоединения. Алеаторные договоры – сделки имеют характер условный. Это может быть объяснено тем, что осуществление прав и обязанностей, как и совершение определенных действий, ставится в зависимость от наступления заранее определенных условий.

Сторонами договора являются организатор азартной игры – Российская Федерация, субъект Российской федерации, муниципальное образование, лицо, осуществляющее деятельность по организации и проведению азартных игр; участник азартной игры — физическое лицо, касательно расчетного форварда и юридическое лицо, принимающее участие в азартной игре и заключающее основанное на риске соглашение о выигрыше с организатором азартной игры или другим участником азартной игры. В отношении лотереи организаторами могут быть только юридические, но не физические лица.

Игроком может стать любое дееспособное физическое лицо, однако, как указывает законодатель, посетителями игорного заведения не могут являться лица, не достигшие возраста восемнадцати лет (п. 2 ст. 7 Федерального закона «О государственном регулировании деятельности по организации и проведению азартных игр и о внесении изменений в некоторые законодательные акты РФ»).

Форма договора может быть как устная, в том числе и путем совершения конклюдентных действий, так и письменная.

Ценой договора является ставка игры или пари, а также стоимость лотерейного билета. К существенным условиям договора, помимо цены, следует отнести условия о сроке проведения игр и порядке определения выигрыша, его размер. Права и обязанности сторон устанавливаются самим договором, законодатель предусмотрел лишь обязанность организаторы выплатить выигрыш в установленный срок, либо в период не позднее 10 дней с момента определения результатов.

Основываясь на вышеуказанных положениях, предлагается внести следующие коррективы в законодательство:

1) закрепить в ст. 1062 ГК РФ точное определение алеаторных сделок, подчинив данной дефиниции термины игра и пари, при сохранении сущности договора об играх и пари как соглашения, оформляющего данную сделку;

2) распространить положения о ничтожности сделок на договоры об играх и пари с учетом места заключения договора (игорные заведения в пределах игорных зон, букмекерские конторы и тотализаторы вне пределов игорных зон), возраста игроков, а также изменить формулировку статьи 1062 ГК РФ, предоставив право судебной защиты нарушенных прав (в п.3 с. 1063 ГК РФ). Обеспечить защиту всех прав игроков;

3) распространить на лотерейный билет положения о ценных бумагах, поименовав его в ст. 142 ГК РФ, причем следует указать, что требования о выигрыше есть не просто требование из договора, но требование из ценной бумаги, что обеспечит более высокую защиту права на выигрыш, закрепленного в лотерейном билете. Фактически при предъявлении билета не требуется предоставление иных правоустанавливающих документов, так как исполнение обязательства не предусматривает основания иного, кроме обладания билетом.

Список использованной литературы

1 Гражданский кодекс Российской Федерации: Федеральный закон от 30 ноября 1994 г. №51-ФЗ (часть первая) (ред. от 28.12.2013 г.) // Собрание законодательства РФ. 1994. №32. Ст.3301.

2 Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая): Федеральный закон от 26.01.1996 г. №14-ФЗ (ред. от 28.12.2013 г.) // Собрание законодательства РФ. 1996. №5. Ст.410.

3 Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Общие положения. 3-е изд., стереотипное. М.: Норма, 1999.

4 Гражданское право: учебник /Н.Д. Егоров, И.В. Елисеев, А.А. Иванов и др. М.: Проспект, 1999.

5 Запорощенко В.А. Особенности правового регулирования алеаторных сделок в Российской Федерации: автореф. дисс. … канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2006.

6 Матин А.В. Гражданско-правовое регулирование игр и пари: автореф. дис. . канд. юрид. наук. М., 2006.

7 Неруш М.Ю. Игры и пари: гражданско-правовой и криминалистический аспекты: автореф. дисс. … канд. юрид. наук. М., 2003.

8 Спектор Е.И. Правовое регулирование алеаторных сделок // Право и экономика. 2005. N 8. С. 18-21.

[1] Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Общие положения. 3-е изд., стереотипное. М.: Норма, 1999. С.503.

[2] Матин А.В. Гражданско-правовое регулирование игр и пари: автореф. дис. . канд. юрид. наук. М., 2006. С.29.

[3] Спектор Е.И. Правовое регулирование алеаторных сделок // Право и экономика. 2005. N 8. С. 18 — 21.

[4] Запорощенко В.А. Особенности правового регулирования алеаторных сделок в Российской Федерации: автореф. дисс. … канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2006. С.9.

[5] Неруш М.Ю. Игры и пари: гражданско-правовой и криминалистический аспекты: автореф. дисс. … канд. юрид. наук. — М., 2003. – С.13.

[6] Гражданское право: учебник /Н.Д. Егоров, И.В. Елисеев, А.А. Иванов и др. М.: Проспект, 1999. С.643.

Виды сделок

Понятие Виды Формы сделок.

Сделками признаются действия физических и юридических лиц (субъектов гражданского права), направленные на приобретение, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей (ст. 153 ГК РФ).

Читать еще:  Федеральный закон о ветеранах труда РФ

Из определения вытекает, что основными чертами сделки являются:

Действие – солевой (сознательный) акт

Направленность на юридический результат

Наступление юридического результата – возникновение, изменение или прекращение гражданских прав и обязаннсостей.

Эти черты позволяют отличить сделку от иных юридических фактов.

Так, сделка как волевой акт, отличается от события, наступление которого, не зависит от воли субъекта (публичное обещание награды – сознательное действие – сделка, а наступление определенного возраста – независимо от воли лица – событие).

Сделка как правомерное действие отличается от неправомерных действий. Нерпавомерные действия так же влекут за собой возникновение гражданских прав и обязанностей, но не являются сделками.

Направленность на конкретный юридический результат отграничивает сделку от других юридических поступков (изготовление вещи, нахождение клада и т.д.)

Действие становится сделкой, если положительный результат достигнуть – т.е. гражданские права и обязанности возникли, изменились или прекратились.

В научной литературе различают следующие основания классификации и соответствующие виды сделок:

В зависимости от числа сторон: односторонние и многосторонние сделки.

Односторонняя сделка — сделка, для совершения которой необходимо и достаточно выражения воли одной стороны. Такая сделка порождает права и обязанности, как правило, только для совершившего её лица; права и обязанности у третьих лиц возникают лишь в случаях, прямо предусмотренных законодательством или соглашением с этими лицами.

Среди односторонних сделок различают:

а) Правопорождающие сделки (завещание [Прим. 1] , доверенность);

б) Правоизменяющие сделки (принятие долга, исполнение обязательства)

в) Правопрекращающие сделки (зачёт требования, отказ от права)

Многосторонняя сделка — сделка, для совершения которой необходимо выражение согласованной воли двух и более сторон [2] , то есть договор

В зависимости от наличия встречного представления: возмездные и безвозмездные сделки.

Возмездная сделка — сделка, предполагающая наличие встречного представления, которое может выражаться в передаче денежных средств или иного имущества, выполнении работы, оказании услуги.

Безвозмездная сделка — сделка, исполнение которой не требует встречного представления.

В зависимости от момента вступления в юридическую силу: консенсуальные и реальные сделки.

Консенсуальная сделка (от лат. consensus — соглашение) — сделка, права и обязанности по которой возникают с момента достижения сторонами соглашения, выраженного в требуемой форме, а правовое действие совершается во исполнение уже заключённой сделки (например, передача помещения при исполнении договора аренды).

Реальная сделка (от лат. res — вещь) — сделка, при которой для возникновения прав и обязанностей, помимо соглашения сторон, необходим еще один юридический факт — передача одним субъектом другому денег или иных вещей либо совершение определённого действия (например, передача имущества при заключении договора ренты).

По значению основания сделки для ее действительности: каузальные и абстрактные сделки.

Каузальная сделка (от лат. causa — основание) — сделка, исполнение которой настолько связано с её основанием, что действительность такой сделки ставится в зависимость от его наличия. То есть исполнение сделки должно соответствовать той правовой цели, ради которой она совершается. Например, при заключении договора купли-продажи возможность продавца реализовать требование по оплате находится в жесткой зависимости от выполнения им своего обязательства по передаче имущества.

Если доказано, что в сделке отсутствует основание, то она должна быть признана недействительной. Например, заемщик вправе оспаривать договор займа по его безденежности, доказывая, что деньги или вещи в действительности не получены им от займодавца или получены в меньшем количестве, чем указано в договоре. Доказывая неполучение денег, заемщик оспаривает самое основание сделки, утверждает, что оно изначально отсутствовало полностью или в соответствующей части, поэтому сделка не была совершена вообще или в какой-то ее части.

Большинство сделок носит каузальный характер.

Абстрактная сделка (от лат. abstrahere — отрывать, отделять) — сделка, действительность которой не зависит от её основания. К таковым относятся, например, вексель, банковская гарантия,коносамент — обязательства, отказ от исполнения которых со ссылкой на отсутствие их основания либо недействительность не допускается [4] . Так, при расчетах векселем нельзя отказаться оплатить товар на основании того, что он не был поставлен.

В зависимости от того, предусматривает ли сделка срок исполнения: срочные и бессрочные сделки.

Срочная сделка предполагает, что в ней определён один из двух или оба следующих момента:

Начало исполнения сделки.

Прекращение исполнения сделки.

Бессрочная сделка — сделка, которая не предусматривает срок исполнения и не содержит условий, позволяющих определить этот срок. Такая сделка должна быть исполнена в разумный срок после её заключения. Разумность определяется из существа конкретной сделки.

По признаку зависимости правовых последствий от определённых обстоятельств: условные и безусловные сделки.

Условная сделка — сделка, при совершении которой наступление правовых последствий ставится в зависимость от обстоятельств, относительно которых неизвестно, наступят они в будущем или нет.

Условная сделка характеризуется следующими признаками:

Условие относится к будущему, то есть указанное в сделке обстоятельство не имеет место в момент её совершения.

Условие должно быть возможным, то есть реально осуществимым как юридически, так и по объективным естественным законам. По этой причине обстоятельство, избранное участниками сделки в качестве условия, не должно противоречить закону, основам правопорядка и нравственности. Например, сделка, в которую в качестве условия включается, например, требование причинения вреда, является недействительной.

Условие не должно наступить неизбежно, то есть должна существовать неопределённость относительно того, наступит оно или нет. Например, не может быть использовано в качестве условия истечение срока, наступление определённой даты, достижение определённого возраста.

Условие является дополнительным элементом сделки, то есть сделка данного вида может быть совершена и без такого условия.

В качестве условия могут выступать:

События (например, получение высокого урожая пшеницы, достижение оборудованием согласованных показателей).

Действия физических и юридических лиц (например, переезд на новое место жительства, изменение места службы). При этом в качестве условия могут рассматриваться как действия самих участников сделки, так и действия третьих лиц.

Безусловная сделка — сделка, при совершении которой наступление правовых последствий не поставлено в зависимость от каких-либо обстоятельств.

По характеру взаимоотношений участников: фидуциарные и алеаторные сделки.

Фидуциарная сделка (от лат. fiducia — доверие) — сделка, основанная на особых, лично-доверительных отношениях сторон. Утрата такого характера взаимоотношений дает возможность любой из сторон в одностороннем порядке отказаться от исполнения сделки. К таковым относятся, например, договоры пожизненного содержания с иждивением, поручения, доверительного управления имуществом.

Алеаторные сделки [от лат aleator азартный игрок] – рисковые договоры, исполнение которых зависит от обстоятельств, не известных сторонам при заключении договора (пари, лотерея, некоторые биржевые сделки)

По форме: вербальные (устные) и литеральные (письменные) сделки.

Форма сделки — внешнее выражение волеизъявления её участников.

Устная форма сделки представляет собой словесное выражение воли, при котором участник формулирует на словах своё намерение вступить в сделку, а также условия её совершения. Согласно ст. 159 ГК РФ во всех случаях, когда законом или договором не установлено иное, сделки могут совершаться в устной форме.

Исполнение сделки, совершенной в устной форме, может сопровождаться выдачей документов, подтверждающих её исполнение (например, товарного чека). Это не меняет сути устной формы.

Сделка, которая может быть совершена устно, может совершаться также путем осуществления лицом конклюдентных действий [10] . Конклюдентные действия (лат. concludere — заключать, делать вывод) — поведение, из которого явствует намерение лица вступить в сделку (например, опуская в автомат деньги, лицо изъявляет волю на покупку товара, содержащегося в автомате).

В случаях, прямо предусмотренных законом или договором, в качестве конклюдентного действия может выступать молчание, которое в строгом смысле является бездействием (например, правило автоматической пролонгации в договоре аренды: если при отсутствии возражений со стороны арендодателя арендатор продолжает пользоваться имуществом после истечения срока договора, договор считается возобновленным на тех же условиях на неопределенный срок; таким образом воля арендодателя на продолжение арендных отношений выражается молчанием [11] ).

Простая письменная форма

Простая письменная форма сделки предполагает составление специального документа либо совокупности документов, которые отражают содержание сделки и волю сторон сделки на её заключение. Волю на заключение сделки подтверждают подписи сторон или их представителей. Иногда к простой письменной форме сделки могут устанавливаться дополнительные требования: исполнение на специальном бланке, скрепление печатью и т. п. В простой письменной форме совершают сделки [12] :

а) если хотя бы одним из её участников является юридическое лицо;

б) между физическими лицами на сумму, превышающую 10 МРОТ;

в) если это установлено законом или соглашением сторон.

Квалифицированная, или нотариальная форма сделки представляет собой частный случай письменной сделки и заключается в том, что на документе, соответствующем простой письменной форме,нотариус или должностное лицо, имеющее право совершать нотариальные действия, проставляет удостоверительную надпись. В соответствии со ст. 163 Гражданского кодекса РФ и ст. 53 Основ законодательства РФ о нотариате, сделки подлежат нотариальному удостоверению в следующих случаях:

Если законом для них установлена обязательная нотариальная форма.

Если обязательная нотариальная форма установлена соглашением сторон, даже если закон такого требования не предусматривает.

Договор ренты, в том числе договор пожизненного содержания с иждивением [20] ;

Договор о залоге движимого имущества или прав на имущество в обеспечение обязательств по договору, который должен быть нотариально удостоверен, договор об ипотеке [21] ;

Уступка требования, основанная на сделке, совершенной в нотариальной форме [22] ;

Брачный договор [23] ;

Соглашение об уплате алиментов [24] ;

Согласие супруга на совершение сделки, требующей нотариального удостоверения или государственной регистрации;

Сделка, направленная на отчуждение доли или части доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью, за исключением следующих случаев:

а) переход доли к обществу;

б) распределение доли между участниками общества;

в) продажа доли всем или некоторым участникам общества;

г) использование преимущественного права покупки [25] ;

Требование акционера о выкупе обществом принадлежащих ему акций, а также отзыв такого требования [26] ;

Согласие залогодателя на внесудебный порядок обращения взыскания на заложенное движимое имущество [27] .

Алеаторные сделки: понятие, виды, примеры. Пари, лотерея, некоторые биржевые сделки

«Алеаторный» от латинского «alea» — азартная игра, aleator — азартный игрок. Соответственно, алеаторная сделка представляет собой рисковый договор, исполнение которого зависит от определенных условий, о которых стороны не знают в момент заключения договора. Такие сделки существуют уже не одну сотню лет, упоминания о них встречаются в источниках римского частного права. Люди всегда любили и любят сейчас рисковать, причем, побуждающим мотивом выступает не только материальная выгода. Многим нравится сам процесс ожидания результата, когда нет возможности на него повлиять, все, как говорится, в руках божьих.

Основные понятия

Алеаторными по российскому законодательству считаются все азартные игры, тотализатор, лотерейные билеты, пари, некоторые биржевые сделки срочного характера, а также сделки по купле/продаже жилья при условии материального содержания продавца. Алеаторный договор не рассматривается, как публичный, поскольку его нельзя в полной мере считать договором оказания услуг. Договоры имеют сугубо условный характер. Это объясняется тем, что реализация прав и обязанностей, как и совершение некоторых действий, устанавливается в зависимости от наступления заранее оговоренных условий.

Что такое игра?

Игра была, есть и будет неотъемлемой частью человеческой натуры. Ее многоаспектность не вызывает сомнений. В словарях игра определяется, как деятельность, которая осуществляется только ради удовольствия, вне зависимости от ее полезности и целевых установок. Деятельность эта противопоставляется труду и работе. Соответственно, игра понятие собирательное, которым принято обозначать различные формы человеческой деятельности, которые не всегда попадают под правовую юрисдикцию, поскольку нет предмета правового регулирования. Правовой регламентации подлежат общественные отношения экономического, социального, политического характера. Но если рассматривать азартные игры в контексте алеаторных сделок, то предмет правового регулирования все-таки есть: организация процесса игры, участие в ней, а также выплата выигрыша.

Азартные игры

В истории развития нашей цивилизации отношение к азартным играм при всех государственных режимах, в основном, было негативным, поскольку вся азартная деятельность рассматривалась как источник незаконного обогащения выигравших за счет разоренных проигравших. В отношении законодательной практики, регулирующей игры и пари, в большинстве стран мира сложились две системы. При одной игры и пари под тотальным запретом, более того, такая деятельность преследуется по закону. Другая система ограничивает их, не запрещая полностью.

Как относятся к азартным играм в России?

По действующему российскому законодательству полного запрета на осуществление игорной деятельности нет, но государство существенно ограничивает эту сферу общественных отношений. Гражданский кодекс уделяет внимание играм и пари в главе 58: «Проведение игр и пари». Общий смысл данной статьи в негативном отношении государства, как института общества, к организации азартных игр.

Надо заметить, что алеаторные сделки не так давно практически не регулировались серьезным образом, да и теперь ни одна из статей гражданского кодекса не содержит определения подобного рода договоров-сделок, а тем более договоров, заключаемых с целью организации игр и пари. Это влияет на то, что нет четких норм, регламентирующих содержание алеаторного договора. Не удается договориться даже по поводу легального и достаточного определения понятиям «игра» и «пари». Но при внимательном прочтении в кодексе можно найти указания на то, что отношения между организаторами игр и пари и участниками основываются на договоре. В налоговом законодательстве есть характеристики договоров об организации игр и пари, в соответствии с которыми азартной игрой является, соглашение о выигрыше, имеющее в основе некоторый риск (например, лотерейный билет).

Кто заключает такие договоры?

Данное соглашение заключают два или несколько участников между собой или с организаторами игорного заведения (тотализатора) по тем правилам, которые в нем установлены. Пари это тоже соглашение о выигрыше, основанное на риске. Отдельно, нужно упомянуть о том, что пари тоже считается азартной игрой. Безусловно, ему присущи и основные особенности, характерные для них. Но также можно говорить и о существенных отличиях, с помощью которых эти понятии можно разграничивать. В основном, дело тут в том, что при игре участники могут влиять на исход игры, предпринимая какие-либо действия, а пари такой возможности не дает. Общей чертой является то, что выигравшей, как и проигравшей может быть только одна сторона. Но конечный итог игры или пари зависит от события, о котором нельзя заранее сказать, что оно наступит. Биржевые сделки также считаются алеаторными, потому что заранее неизвестно, как пройдут торги, кто будет в выигрыше, а кто проиграет. Такими сделками считаются договора, регистрируемые биржей и заключаемые между участниками торгов. Предметом сделки выступает товар, по которому ведутся торги.

Читать еще:  Фиктивный брак семейное право

Надо сказать, что гражданское законодательство приравнивает лотереи и тотализаторы к играм, основанным на риске, и говорит нам, что тотализатор — это разновидность пари. Налоговое право определяет понятие «игра» эпитетом азартная, что подводит под данную категорию также и спортивные игры, но с другой стороны, с помощью этого термина можно провести четкую градацию по организации игорной деятельности специальными людьми. Спортивные игры не подпадают под юрисдикцию гражданского кодекса, поскольку результат игры, например, в футбольном матче, зависит исключительно от мастерства игроков, а не от обстоятельств или удачи. Предметом регламентации налогового и гражданского законодательства РФ остаются только азартные игры, результатом которых становится выигрыш одной из сторон и проигрыш другой, который основывается на риске или случайностях.

Обязательства по алеаторным сделкам

Обязательства, вытекающие из игр и пари носят преимущественно натурализованный характер, то есть гражданин, при заключении договора игры и пари, утрачивает право исковой защиты. Исключение установлено для требований лиц, участвовавших в играх и пари, под воздействием обмана, насильственных действий, угроз, злонамеренных соглашений с устроителем игр или пари.

Кроме того, сюда же относят случаи невыплаты выигрышей организаторами, что дает право требовать возмещения ущерба, причиненного нарушениями договора. Граждане и юридические лица, принимавшие участие в играх и пари, организованных и проведенных без получения соответствующего разрешения, а также участвовавших в лотерее, организация которой осуществлялась индивидуальным предпринимателем, не могут претендовать на защиту своих интересов в суде. При требованиях граждан о защите их законных интересов, нужно помнить, что договоры об играх и пари, заключенные с лицом, чей возраст не достиг 18-ти лет, неправомерны. Биржевые сделки являются алеаторными?

До сих пор идут споры о природе лотереи. Гражданский кодекс говорит нам о том, что ценная бумага = это документ, который удостоверяет некие имущественные права, реализация которых возможна при его предъявлении. Лотерейный билет отвечает вышеуказанным требованиям. Он имеет документарную форму, открытый перечень реквизитов, обозначенный законодательно, и удостоверяет право на участие в розыгрыше и право получения выигрыша, если таковой наступит. Это яркий пример алеаторной сделки.

Таким образом, можно заключить, что билет лотереи – это ценная бумага, поскольку по нему возможно получить выигрыш, и это обстоятельство никак не зависит от воли кредитора или воли должника. Но здесь есть маленький нюанс. Лотерейный билет может считаться ценной бумагой только с того момента, когда определен выигрыш. Именно билет при заключении договора лотереи будет являться письменным подтверждением этого юридического факта, однако, право, по которому участник может потребовать проводить игру возникает не из билета, а из самого договора.

Какие еще бывают гражданско-правовые сделки?

Договоры игр и пари

Договоры игр и пари являются консенсуальными, когда некие права и обязательства возникают с того момента, когда достигнуто соглашение, к примеру, покупка лотерейного билета есть выражение такого договора. А могут быть реальными, с момента, когда игроками сделаны ставки, то есть, сформирован банк. Однако существует и такое явление, как стимулирующая лотерея, то есть право на участие в ней не связано с оплатой, а призовой фонд формируется организатором лотереи за счет собственных средств. Игрок, делая ставку или осуществляя заключение пари, вступает в игру, соответственно, он соглашается соблюдать условия игры для того, чтобы определить победителей. Таким образом, по этому договору обе стороны: и игрок, и устроители игр имеют свои права и обязанности. Организатор обязан обеспечить условия игры и выплатить выигрыш, если он случился, игрок обязуется соблюдать правила. При заключении пари такой договор налагает обязательства только на одну сторону: организатор должен выплатить выигрыш. Рассмотрим основные стороны таких гражданско-правовых сделок.

Стороны сделки

Одна сторона такой сделки (организатор) может быть представлена в качестве: Российской Федерации, субъекта Российской федерации, муниципального образования, лица, осуществляющего деятельность по организации и проведению азартных игр. Другая сторона (участник) – физическое лицо или юридическое лицо, которое принимает участие в азартной игре и заключает соглашение о выигрыше, основанное на риске с организатором или другим ее участником.

Организаторами лотереи может быть только юридическое лицо, но никак не физическое. Любое дееспособное физическое лицо, достигшее возраста 18 лет, может быть игроком, принимающим участие в азартных играх. Алеаторные договоры могут заключаться в устной форме (вербальные) или письменной (литеральные). Примечательно, что при устной форме сделки может выдаваться документ, который подтверждает ее исполнение, например, чек. Формы договора это не меняет. К существенным условиям сделки, кроме цены, относят условия о сроке, в который проводят игры, и порядке определения выигрыша, его размере. Права и обязанности сторон вытекают из самого договора, законодатель предусматривает лишь обязанность устроителя выплатить сумму выигрыша в нормативный срок, либо в период не превышающий десяти дней с того момента, как определены результаты.

Риски сделок

Заранее неизвестно, кто из участников сделки при наступлении (ненаступлении) определенных обстоятельств, станет кредитором, а кто – должником, риск одинаков для обоих. Риски, то есть в равной степени и выигрыш и проигрыш, будут зависеть от определенных заранее, до совершения сделки, обстоятельств. Ставится под сомнение лишь наступление (ненаступление) обстоятельств. Ведь это рисковые договоры.

Срочные сделки

Некоторые срочные сделки, такие как форвардные контракты, приравнивают к пари, аргументируя это тем, что при этой сделке отсутствует хозяйственная цель. Другими словами, риски по этим сделкам не рассматриваются, как обычные риски в бизнесе, естественно, что это создает проблемы в судебной практике. В совершении срочных сделок присутствует большой риск, так как между моментом совершения сделки и ее исполнением всегда есть временной разрыв.

Понятие и виды алеаторных сделок мы рассмотрели.

В заключение

В заключение можно сказать, что к алеаторным относят также договоры страхования. Однако, по мнению специалистов, эти договоры не обладают всеми признаками алеаторных и не могут считаться таковыми. Например, по договору страхования, непонятно какие риски несет страхователь, а квалификация страхового случая, как события неизвестного в сделке, весьма сомнительна с этической точки зрения. Таким образом, к алеаторным сделкам, по мнению большинства специалистов, следует относить игры, пари, тотализатор, а также биржевые сделки.

ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ АЛЕАТОРНЫХ СДЕЛОК

Спектор Екатерина Ильинична, старший научный сотрудник Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве
РФ (ИЗиСП). Кандидат юридических наук. Специалист в области административного права.

Родилась 13 января 1977 г. в Москве. Окончила в 1998 г. Юридический институт МВД России с отличием, в 2003 г. — аспирантуру ИЗиСП.
Научная проблематика — административно-правовые режимы. Автор ряда публикаций в юридических журналах.

Этимология понятия «алеаторный» уходит своими корнями к латинскому «аlea» и означает азартную игру, игральную кость (aleator — азартный игрок). Алеаторные сделки представляют собой рисковые сделки, рассчитанные на удачу. К таким сделкам действующее российское законодательство и судебная практика относят азартные игры, пари, тотализатор, лотерею, некоторые биржевые срочные сделки, договор страхования, ренту.

Конечный результат и материальная ценность данных сделок поставлены в зависимость от события, совершенно неизвестного или случайного или только вероятного, так что при заключении такого договора совершенно неизвестно, какая сторона в конечном результате выиграет и получит выгоду.

Исторически к азартным играм практически все государства относились если не отрицательно, то, по крайней мере, осторожно, потому как рассматривались они в основном как источник незаконного получения денег одними за счет разорения других. Таким образом, законодательство всех стран следует подразделить на два вида: в одних игры и пари полностью запрещены, а в других — только ограничены.

Действующее российское законодательство (ГК РФ, НК РФ) пошло по пути наименьшего сопротивления и вместо осуществления тотального запрета на организацию игорной деятельности, как это было в советские времена (ст. 164.1 КоАП РСФСР от 20 июня 1984 г. — участие в азартных играх (статья была введена Указом Президиума ВС РСФСР от 28 мая 1986 г.); ст. 208.1 УК РСФСР от 27 октября 1960 г. — организация азартных игр (статья была введена Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 11 августа 1988 г.)), набирающей огромные обороты в настоящее время, удовлетворяя стремительный и жадный спрос граждан на азартные игры, ограничилось установлением государственного контроля за данными общественными отношениями.

Игорной деятельности в рамках ГК РФ уделена целая гл. 58 «Проведение игр и пари». Исходя из смысла данной главы становится очевидным негативное отношение государства к организации игорной деятельности, которая не пользуется защитой закона, за исключением требований лиц, принявших участие в играх или пари под влиянием обмана, насилия, угрозы или злонамеренного соглашения их представителя с организатором игр или пари, а также требований, указанных в п. п. 1 и 5 ст. 1063 ГК РФ, т.е. в лотерее, тотализаторе (взаимных пари) или иных играх, проведенных государством, муниципальными образованиями или лицами, получившими от уполномоченного государственного или муниципального органа разрешения (лицензии). Таким образом, ГК РФ защищает только слабую сторону — потерпевшего.

В настоящее время отечественное законодательство (гл. 58 ГК РФ), оперируя такими понятиями, как «игра» и «пари», не раскрывает их легального определения. Странно, но законодательная регламентация данных понятий явилась прерогативой налогового законодательства. Так, ранее легальные определения данных понятий устанавливались Федеральным законом от 31 июля 1998 г. N 142-ФЗ «О налоге на игорный бизнес», в настоящее время утратившим силу в связи с принятием гл. 29 Налогового кодекса РФ, который регламентирует, что азартная игра — основанное на риске соглашение о выигрыше, заключенное двумя или несколькими участниками между собой либо с организатором игорного заведения (организатором тотализатора) по правилам, установленным организатором игорного заведения (организатором тотализатора); пари — основанное на риске соглашение о выигрыше, заключенное двумя или несколькими участниками между собой либо с организатором игорного заведения (организатором тотализатора), исход которого зависит от события, относительно которого неизвестно, наступит оно или нет (см. также письмо МНС России от 12 марта 2004 г. N 22-1-14/413 «О налоге на игорный бизнес»). Основанным на риске соглашением является договор об игре (лотерейный билет, жетон, квитанция, иной документ — п. п. 1, 2 ст. 1063 ГК РФ). Из этого следует, что вступление участника в азартную игру/пари признается заключением договора о проведении азартной игры, основной целью которого является получение выигрыша.

Несмотря на то что пари является разновидностью азартных игр и ему присущи основные черты азартной игры, имеются существенные отличия, способные их разграничить. Так, при игре стороны могут влиять на ее результат, тогда как при пари такая возможность исключается, т.к. предполагается, что из заключивших соглашение сторон одна утверждает, а другая отрицает наличие определенного обстоятельства, происходящего независимо от них. Как при играх, так и при пари в зависимости от наступления или ненаступления установленного обстоятельства выигрывает одна сторона, а проигрывает другая.

Нормы Налогового кодекса конкретизируют понятие «игра» прилагательным «азартная», что, с одной стороны, позволяет под данную категорию подвести любую спортивную игру, а с другой стороны, достаточно четко проводит водораздел в части организации игорной деятельности специальным субъектом . Но под сферу действия ст. 1062 и 1063 ГК РФ спортивные игры, даже на деньги, результат которых зависит только от умения и мастерства игроков (бильярд, шахматы, синхронное плавание и др.), не подпадают и регулируются иными специальными нормативными правовыми актами. Предметом НК РФ и ГК РФ являются только азартные игры, результатом проведения которых является выигрыш одной стороны и проигрыш другой стороны, основанный исключительно на риске и/или случайности .
———————————
Глава 29 НК РФ относит игорный бизнес к предпринимательской деятельности, связанной с извлечением организациями или индивидуальными предпринимателями доходов в виде выигрыша и (или) платы за проведение азартных игр и (или) пари, не являющейся реализацией товаров (имущественных прав), работ или услуг.

В зависимости выигрыша и проигрыша от случайности все игры разделяются на азартные, коммерческие и престижные // Гражданское право: Учебник / Под. ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. Том 2. М., 2000. С. 707.

Вместе с тем следует уяснить значение понятия «игра». Игра является неотъемлемой и составной частью человеческой природы и представляет собой многоаспектную категорию. Малый энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона понятие «игра» рассматривает как деятельность, производимую ради сопряженного с ней удовольствия, независимо от полезной цели, противоположную работе, труду. Соответственно, следует заключить, что «игра» — собирательное понятие, которым обозначаются различные формы деятельности, не всегда подпадающие под сферу правового регулирования. Предмета правового регулирования в данных отношениях нет, т.к. чувства и мысли не могут подлежать правовой регламентации, невозможно относительно их установить какие-либо права и обязанности, так же как нельзя заставить человека мыслить определенным образом. Таким образом, правовой регламентации подлежат наиболее существенные отношения общественной жизни, которые требуют государственного воздействия: материальные, экономические, производственные, имущественные, личные неимущественные, трудовые отношения, властно-управленческие отношения, связанные с обеспечением прав и обязанностей граждан, общественного порядка и т.д. При этом регулирование указанных отношений осуществляется при помощи различных юридических средств воздействия в рамках императивного, диспозитивного, поощрительного и рекомендательного методов правового регулирования. В контексте данной статьи под правовую регламентацию подпадают именно организация и участие в азартных играх.

«Азартная игра» (кости, рулетка и т.п.) Малым энциклопедическим словарем Брокгауза и Ефрона определяется как игра, в которой выигрыш зависит не от искусства играющих, а от случая, совпадения. Азартная игра, являясь составной частью игры в целом, также не лишена получения удовольствия. Часть определения «азартной игры», где выигрыш полностью зависит от случая, вызывает возражение, т.к. помимо имеющегося случая в азартной игре умение игрока также является немаловажным компонентом выигрыша/проигрыша. Так, в ряде азартных игр (например, преферанс, покер) выигрыш возможен и при невыгодном раскладе карт только за счет умения, мастерства и профессионализма игрока. В то же время существуют такие азартные игры (например, кости), правила которых не позволяют применить игроку свои умение и старание, и проигрыш/выигрыш зависит исключительно от случайности. Таким образом, в любом случае игрок рискует.

Читать еще:  Как продлить трудовой договор с генеральным директором

Но насколько соответствуют друг другу такие понятия, как «случай» и «риск»? Понятие «случай» следует рассматривать одновременно как через призму философского восприятия мироздания, так и с точки зрения права. Случай как философская категория рассматривается как отсутствие закономерных связей в поведении и функционировании объектов и систем. В одном из правовых значений «случай» (лат. саsus) определяется как событие, которое не зависит от воли лица и поэтому не может быть предусмотрено при данных условиях.

Понятие «риск» также не является однозначным явлением. Исходя из анализа зарубежной и отечественной экономической и юридической литературы следует резюмировать, что понятием риск охватываются такие явления, как неопределенность получения доходов и вероятность возникновения убытков. Таким образом, неопределенность и вероятность могут являться составляющей частью случая/случайности.

Существующая в юридической литературе достаточно устоявшаяся позиция, что игры и пари рассматриваются действующим законодательством как обстоятельства, при которых не могут возникать права и обязанности у сторон, вызывает возражения. Согласно случаям, предусмотренным законодательством (ст. 1063), игры и пари могут рассматриваться как юридические факты, которые влекут возникновение обязательственных отношений. Ввиду того что в теории гражданского права, действующем законодательстве, равно как и в судебной практике, юридическая природа института игр и пари исследована не всегда однозначно и отчасти противоречиво, что зачастую затрудняет реализацию правоприменительной практики, следует признать, что алеаторные договоры (игры, пари) относятся к разновидности условных сделок, т.к. возникновение прав и обязанностей находится в зависимости от обстоятельства, относительно которого неизвестно, наступит оно или нет. Соответственно, к ним применяются требования, предусмотренные п. 3 ст. 157 ГК РФ, согласно которому, если наступлению условия (получение выигрыша в данном случае) недобросовестно воспрепятствовала сторона, которой наступление условия невыгодно, то условие признается наступившим. Таким образом, к алеаторным договорам, разрешенным законом, должны применяться, если это не противоречит их сущности, общие положения о договорах. Игры и пари, являясь алеаторными сделками, могут рассматриваться в качестве недействительных сделок только в случаях, прямо предусмотренных нормами ст. 168 — 179 ГК РФ. По общему правилу ст. 1062 ГК РФ, они также являются действительными. Действующее гражданское законодательство рассматривает обязательства, возникшие из игр и пари, в качестве натуральных, где натуральное обязательство означает, что имеется законное основание для перехода имущества от одного лица к другому. Таким образом, положения, устанавливающие, что требования, возникающие из игр и пари, не подлежат судебной защите, никак не могут в принципе быть связаны с недействительностью игр и пари как сделок. Договор о проведении игр и пари одновременно следует отнести к договору присоединения (ст. 428 ГК РФ).

Проблема судебного признания алеаторных сделок заслуживает пристального внимания, особенно применительно к срочным сделкам (на примере срочных форвардных контрактов), которые судебная практика (ВАС РФ , ФАС МО , Конституционный Суд РФ ) приравнивает к пари ввиду отсутствия в них хозяйственной цели. Иными словами, риски по таким сделкам не могут рассматриваться как обычные предпринимательские риски, тогда как при совершении срочной сделки присутствует большой риск, выраженный в разрыве во времени между моментом совершения сделки и ее исполнением.
———————————
Постановление Президиума ВАС РФ от 8 июня 1999 г. N 5347/98.
Постановления ФАС МО от 29 мая 1998 г. Дело N КГ-А40/3132-99; от 29 мая 1998 г. Дело N КГ-А40/1073-98; от 16 марта 1999 г. Дело N КГ-А40/571-99 и др.
Определение КС РФ от 16 декабря 2002 г. N 282-О.

Толчком для массового обращения в суд об определении юридической природы срочных сделок с отсрочкой исполнения (расчетных форвардов) явился дефолт, произошедший в 1998 г. До 1998 г. данные виды сделок рассматривались как сделки купли-продажи. После дефолта, когда в суды понеслась лавина исков, решающее слово сказал Президиум ВАС РФ в своем Постановлении от 8 июня 1999 г. N 5347/98, в котором сделки, заключенные на условиях «расчетный форвард», были квалифицированы как игровые сделки (отнесены к пари).

Нежелание государства обеспечить судебной защитой форвардные расчетные сделки (расчетные деривативы), фьючерсы следует рассматривать как нарушение защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья граждан, безопасности государства и т.п. (ч. 3 ст. 55 Конституции РФ), т.к. данные сделки не представляют значимого интереса для гражданской жизни общества. Данная позиция является абсолютно необоснованной и несправедливой. Интересно, но договоры страхования, например будучи также рисковыми сделками, не исключают судебную защиту, т.к. законодатель исходит из того, что договор страхования основан на предпринимательском риске.
———————————
Закон РФ «О товарных биржах и биржевой торговле» закрепляет конструкцию форвардной и фьючерсной сделок, которая не выходит за рамки договора купли-продажи. Основная их особенность — реальное исполнение не всегда происходит.

Диссертационное «наступление» на алеаторные сделки

Добрый день, коллеги.

В прежних обзорах диссертаций, публикуемых Артемом Карапетовым, среди прочих, меня заинтересовала диссертация Мадагаевой Татьяны Федоровны «Алеаторные договоры в системе рисковых договоров в гражданском праве Российской Федерации», поскольку мне близка тема игр и пари. Диссертация выносится на защиту буквально на днях (как указано, 18 декабря 2014) в городе Томске.

Автор в своей работе исследует сложные вопросы места алеаторных сделок в системе рисковых сделок, рассматривает понятие «риск» и его место в частноправовых отношениях, амбициозно предлагает закрепить в ГК РФ алеаторные, рисковые и меновые сделки посредством принятия нормы с соответствующими определениями. Автор также затрагивает проблему соотношения алеаторных сделок и условных сделок, т.е. сделок, совершенных под условием.

Поставленные автором вопросы активно обсуждаются. Хочу напомнить и обратить внимание тех, кто еще не слушал обсуждение научных тезисов Щербакова Николая Борисовича, который поднял эту тему и вынес в 2013 году свои соображения на публичные слушания на площадке Логоса (http://m-logos.ru/publications/publichnaya_zashita_tezisov_nauchnogo_issledovaniya_nb_sherbakova_aleatornye_sdelki_pravovaya_priroda_i_dopustimost_sudebnoi_zashity_4_fevralya_2013_g/). Не поленитесь посмотреть, получите удовольствие от блестящей полемики участников обсуждения, включая Артема Карапетова.

Возвращаясь к диссертации Мадагаевой Т.Ф., хочу сказать, что автор постаралась всесторонне изучить мнения ученых о месте алеаторных сделок и их природе. За последние годы состоялось несколько научных исследований в этой области, которые автор анализирует. Например, диссертации Миронова И.В., Запорощенко В.А., Вячеславова Ф.А., Архипова В.В, а также несколько работ в области правового регулирования азартных игр и пари. В 2011 году также была опубликована диссертация Ермоловой Н.А. и ее монография на тему условных сделок, однако автор не учла этого исследования, как и исследования Васнёва В.В. 2013 года о природе условного договора. Никак не был оценен проект ст.327.1 ГК РФ об «обусловленном исполнении обязательства», хотя, может быть, автор не увидела в этом смысла. Автор изучает «натуральные обязательства», следуя римскому праву, а также подход французской цивилистики к таким обязательствам.

Также я обратила внимание на то, что буквально недавно (в октябре 2014) по алеаторным договорам защищалась Султонова Тахмина Истамовна (Таджикистан), официальным оппонентом которой был Белых Владимир Сергеевич — известный ученый в области страхования (автореферат этой работы был доступен на сайте zakon.ru), где также исследуется понятие «риск» и определяется соотношение алеаторных договоров и рисковых договоров. Султонова Т.И также «покушается» на традиционное понимание алеаторных сделок как рисковых договоров и рассматривает алеаторные договоры как «случайные» договоры. Хотя любопытно, что «alea» и означает «случай», т.е. по существу это лишь вопрос терминологии. Автор предлагает усилить исковую защиту обязательств, возникающих из азартных игр, анализируя национальное законодательство об игорной деятельности, обосновывая это интенсивным развитием игорной отрасли в РТ.

Таким образом, мы наблюдаем «массовое научное наступление» на сложившиеся теории об алеаторных сделках. Надеюсь, что защита Мадагаевой Т.Ф. вызовет активные споры в диссертационном совете в городе Томске и не оставит его членов равнодушными, как в случае с «баталиями» по тезисам Щербакова Н.Б. Жаль, что нет возможности поехать и оценить степень заинтересованности местных научных экспертов, юристам же Томска очень рекомендовала бы посетить это мероприятие и затем рассказать нам об этом.

  • 2763
  • рейтинг 2

Сделки с недвижимостью в свете реформы ГК РФ

Имущественное страхование. Дневной семинар ПК

Повышение квалификации: трансграничная торговля

Похожие материалы

Комментарии (2)

Артем, относительно работы Мадагаевой Т.Ф могу сказать, что содержание этой работы и ее структура вызывают интерес у меня, как у читателя. Работа описательная, в ней собраны мнения и суждения, а также отношение к предмету исследования римского права, это показывает, что автор тему в общем, изучала, владеет терминологическим аппаратом. Мне именно в этой теме хочется видеть большей сосредоточенности автора на практических проблемах, меньшей на историко-эволюционных. Однако в работе поднимаются больше теоретические, чем практические вопросы. Например, таковы, на мой взгляд, рассуждения о риске. Когда мы говорим о рисковых сделках, то в контексте предпринимательской деятельности любая сделка может быть расценена как «рисковая» или «рискованная» (тема для сравнения этих двух терминов тоже появляется, опять же казуистика ненужная). Мадагаева Т.Ф. и сама говорит о том, что риск присущ любой предпринимательской деятельности. Может быть, термин «рисковый» нами используется больше для усиления восприятия природы правоотношений из игр и пари, например. Иначе говоря, есть разные степени риска, т.е. есть риск абстрактный, а есть «заложенный» в природу сделки. Про «условие» тоже самое можно сказать, сравнивая алеаторную сделку и условную сделку, т.е. что есть условие «во вне» и условие, что «заложено» в сущность сделки, включая рассуждения о волеизъявлении. Об этом все указанные выше авторы, так или иначе, говорят в своих работах. Не совсем понятно, какую практическую значимость имеют эти рассуждения, кроме эффекта приятного тренинга для интеллекта. Да, в ГК РФ отсутствуют понятия «меновые», «алеаторные», «рисковые» сделки и понятие «риск». Зачем туда включать эти понятия, может ли от этого измениться природа уже описанных в ГК РФ договоров и повлияет ли это на судебную практику? Хотя вот ГК Франции содержит отдельный титул XII «Об алеаторных договорах», куда прямо включены договор страхования, игорный договор, договор пари и договор пожизненной ренты, прямо не называя их рисковыми и условными; также отдельный раздел посвящен условным обязательствам (ст.ст.1168-1184). Однако структуры ГК РФ и ГК Франции существенно отличаются, как и подходы к регулированию. При этом автор предлагает закрепить в ГК РФ следующее понятие: «алеаторным договором, как разновидностью рискового договора, признается соглашение, в котором встречное предоставление выражается в возможности приобретения имущественного блага в зависимости от обстоятельства, не подвластного воле сторон», а также внести это понятие в норму ГК РФ о несостоятельности (банкротстве). На мой взгляд, это может привести теперь уже к судебным спорам о том, что же относить к алеаторным договорам. Давайте тогда уже прямо пропишем в ГК РФ, какие именно договоры считаются алеаторными, по аналогии с ФГК, и не будем заставлять правоприменителя и суды додумывать и толковать.
Отвлекусь на «толкование», на днях судьи мне рассказали, что сколько бы мы не теоретизировали, правовые нормы они читают буквально, не оценивая сущность, природу правоотношений, идею, что вкладывал законодатель в норму и т.п., т.к. толкование подвластно только «высшим инстанциям»; мой вопрос относительно субъективного правильного применения норм закона и степени этой правильности остался без ответа, наверное, слово «правильность» смущает. Так что не понятно, что лучше оставить — поле для толкования и ждать пока дело дойдет до высшей инстанции, или предлагать вносить в правовые нормы абсолютно прозрачные правила, не оставляющие сомнений, для их буквально-правильного применения.
По теме, утверждение автора об «отсутствии в науке гражданского права учения об алеаторных договорах», а также о том, что «в цивилистической науке нет специальных работ монографического характера, содержащих приемлемые представления о понятии, сущности, особенностях таких договоров, которые бы отвечали специфике правового воздействия на отношения, регулируемые гражданским правом, и служили бы ориентиром для законодателя и правоприменительной практики» я бы поставила под сомнение. Что же тогда автор изучает и указывает в библиографическом списке? Тем более использование понятия «приемлемые представления» даже не этично, на мой взгляд, по отношению к коллегам. Целью диссертационной работы автора является «разработка теоретической основы учения об алеаторных договорах в системе рисковых договоров, выявление проблем правового регулирования соответствующих общественных отношений, а также выработка практических рекомендаций по совершенствованию гражданского законодательства РФ и правоприменительной практики». Меня всегда пугают такие глобальные утверждения о «теоретических основах учения», я не знаю, как к ним относится. Толи воспринимать это как революционный прорыв, толи как красивую фразу. Мне кажется, если открыть 10 юридических диссертаций, почти в каждой из них мы увидим примерно ту же цель, ну уж точно увидим «выработку практических рекомендаций по совершенствованию гражданского законодательства РФ и правоприменительной практики», хотя, что еще юрист может предложить в результате?
Относительно рассуждений автора об играх и пари, не могу согласиться с тем, что сегодня вытекающие их них обязательства совсем не подлежат судебной защите. Нормы ГК РФ в этом смысле недавно менялись и есть некоторая практика ВС РФ на эту тему, автор и сама привела ее в пример. Хотя нормы эти надо дорабатывать, как и судебные толкования, но автор ничего не предлагает по этому поводу. Было грустно видеть в работе традиционный штамп в форме негативной оценки деятельности, связанной с играми и пари, но это личное:) Автор предлагает «придать обязательствам, вытекающим из игр и пари, режим натурального обязательства», считая, что это является «оптимальным компромиссом, традиционно сложившимся в праве, однако не свидетельствует о распространении этого правила на все иные алеаторные договоры», но не описывает механизм реализации этого предложения.

Вот таковы мои замечания. Конкретные оценки по бальной системе мне бы тут никому выставлять не хотелось, т.к. критиковать всегда проще, чем создать предмет для критики:)

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector